Исихазм



13 Декабря 2019, 14:00:54

Автор Тема: Иоанн Дальятский - О созерцании  (Прочитано 1111 раз)

Alexander

  • Administrator
  • Сообщений: 11067
    • Просмотр профиля
    • http://www.hesychasm.ru

Иоанн Дальятский - О созерцании
« : 20 Января 2019, 10:50:26 »
из VIII беседы "О созерцании" Иоанна Дальятского
(запись под замком, поэтому без ссылки)

Когда божественный свет воссиявает в душе, и соделалась она едина с ним, проходит она умопостигаемым образом все природы: небо и землю, горы и моря, людей и все плотные тела, и, в меру своей чистоты, зрит она их такими, какие они есть. Сие – созерцание телесных [природ], и просвещение человека каждым из сих вещей именуется «помышлением творений».

Затем, вместе со святым и божественным светом, она превосходным образом соделывается проста среди всех простых и духовных [ангельских] природ и зрит их такими, какие они есть. И пребывает вместе с ними в видении, единстве, подобии (dmūṯā) и их возглашении Трисвятого, которое есть изумление (tahrā) и непрестанное безмолвие и которое происходит от всеобщей Жизни в живом огненном движении. Сие – созерцание умопостигаемых природ.

Затем она величественным образом освещается и погружается в святой и возвышенный в блистаниях свет, и поглощается славою его видения и приходит в изумление. И возвышается она вся пред своим видением, словно его не существует, и забывает саму себя, поскольку соделывается единой со светом славы Величия Его. Она пленена оцепенением (temhā) его красоты и лицезрит достославные Ипостаси посредством ведения, то есть неведения, которое превыше всего познаваемого (ydʕn) и всего познающего (yaddūʕā).

Даже самый великий глава ангелов не в силах выразить качество и род сего видения, да и невозможно им изъяснить друг другу то, что касается его, даже среди их чинов, пылающих в свете и Духе Жизни; но оно [созерцание], посредством Духа совершенства, воссиявает внутри каждой из святых ипостасей, и [каждая] восприемлет в своем уме (hawna) его облик и удостоверение относительно его без посредничества своего соратника. Сие – область Мiра Нового, и они восприемлют ее благодаря Святому Духу, как при оном грядущем изменении, когда помимо Него не будет там посредника между Ним и теми, кто приемлет Его дары. Он Тот, Кто подает, и Тот, Кого приемлют; Он Тот, Кто являет, и Он Тот, Кто предстает созерцанию любящих Его; Он Тот, Кто снисходит в Своей любви, и Он Тот, Кто восприемлется светоносными умами (hawna): то есть Он Тот, Кто воссиявает в них и показует Свою красоту тем, кто любит Его, внутри них и в услаждение им. Он – источник жизни и источает в блистающих умах (mad'â) Свои лучи, дабы пришли они в ликование. Он Тот, Кто соединяет умы (hawna) их с Собой и изменяет их по Своему образу (dmūṯā), и вне, и внутри себя, и от себя они дышут Им.

Так и здесь те, чьи умы (mad'â) чисты, восприемлют сие созерцание, и к нему подвижники направляются посредством ангелов. Никакое творение не властно над ним, чтобы сообщить его своему соратнику, но воссиявает оно в уме (hawna), соединяет их с собою и являет свою славу и, как мы сказали, напечатлевает в нем видение своих поклоняемых Ипостасей. Оно есть видение Святой Троицы, как можно о нем сказать, ибо оно, по милости, открывается тем, кто чист. Блажен, кто возымел попечение и отвергает все, дабы его обрести! Все мы да удостоимся его по благости поклоняемого нашего Бога! Аминь.

Порой Дух, его путеводитель, увлекает ум и окунает его в море сущностного Света. Один брат сказывал мне: «Когда милости Отца осиявают меня и восхищают ум мой к сему славному видению, то, прежде чем будет поглощен он оцепенением (temhā) и неведением, и будет приведен в онемение, вижу я свой ум увеселяющимся в Море Жизни: он купается в волнах света, погружается, всплывает, вдыхает благоухание Жизни, оцепеневает, восходит, утопает, сияет, нежится в излиянии Его величия, приходит в ликование, сокрывается в свете, от рачения и радости приводится в горячность, воспаряет и летает без ограничения, проникает в глубину Его славы, изменяется по образу Его изумительного сияния, зрит в Нем ангелов света, которые неизреченно блистают, простирается вместе с ними и возглашает дивным образом Трисвятое.

Затем оно [созерцание] влечет его [ум], чтобы превосходным образом проник он в глубину святого света, и видится в Нем словно на горе света в многочисленных сияниях; и приводится он в онемение видением Красоты, сокрываемой светом; и пленяется он славою Всевышнего. И все существующее бывает для него как не существующее, и даже не ведает он самого себя. Такова душа, умершая для всего, ибо посредством своего созерцания воскрешает ее Отец всего.

[Еще] сказывал оный брат: «Иногда ум пребывает в сем вхождении ведения, которое лишено ведения и воздвизаний, одно краткое мгновение или один час, или весь день, или всю ночь. Как благоугодно Духу, [такова] и величина сего дарования. Однако и после исхождения оттуда, остается он без мiрских воздвизаний приблизительно целую неделю. Что же касается великих степеней, то я, говорил он, не знаю [точно], сколько [времени ум] погружается в свет и сколько пребывает в оцепенении (temhā) восхищения; но я знаю, что сие [может продолжаться] много недель. Затем ум помрачается, и постигают [его] искушения.

Порой человек видит в своем сердце небо и ангелов и порой – блистания Духа, которые непрестанно воссиявают в сердце. Иногда внезапно появляется в нем столп неизреченного Света, и воздвизаются внутренности его, [ища] выхода по причине величия силы Света и крепости радости. Порой созерцаниет он восходящую в его сердце Звезду, в многочисленных сияниях и изумительной красоты, и которая есть Христос, являемый любящим Его для увеселения их сердца.

Когда одного брата Дух неизреченным образом услаждал сими благами, Он глаголал в нем и говорил ему: «Сладостны для тебя сии вещи; претерпи также ради них и вещи горькие».

Если некто, мудрствуя [об этом] безрассудно, порицает [нас], – поскольку написали мы об этом во многих местах , – мы возразим на его нелепую мысль (tar‛īṯā), что если бы мы все дни нашей жизни писали книги, посвященные сим предметам, то не смогли бы исполнить того, что требует справедливость, но и разум (tar‛īṯā) тех, кто любит Бога, даже и не удовлетворил бы своего желания и не насытился бы, ибо повествования о сих вещах слаще для него более всех благ. Мы также знаем, что немощному, чьей разум (tar‛īṯā) [объят] мiрскими страстями, не доставляет удовольствия пространное повествование о жизни тех, кто чист, потому что изобличает его собственная совесть, и приходит он в стыд. Но пусть заткнет он уши свои, дабы смогли слушать наследники Божии!

Кто скажет о наслаждении, происходящем от сих вещей, которое укрепляет и помазует души тех, кто чист, и которым орошается также плоть, кости и суставы? Кто изъяснит приятность святого благоухания, которое исходит отсюда, и изменяет посредством своего действия душу и тело, и даже одежды, которые на нем? Или кто расскажет о божественном огне, который ниспадает на сердце в эти часы и охватывает всё тело и душу? И [тогда] сердце бывает воспламенено, что воспаряет ввысь от крепости горения, так что даже земля нагревается под ним, и, по причине силы его действия, орошается водой, как весьма часто я видел сие происходившим с одним из братьев. Кто возглаголет о рачении, соединяющем со Христом во время сих изумительных видений и посредством коего сердце изменяется, и человек выходит из своего чина, так что не в силах он удержать свою воспламененную душу, чтобы та [не] взмыла ввысь от вышеестественной горячности и приятности в своем сильном стремлении пребывать в оном славном видении? Или кто даст знать о единении с Богом ума (hawna), который объемлет собою все миры духовные и телесные, подобно Богу, Своему Творцу и Объединителю, Коий в сущностном Своем простирании непостижимым образом [суть] во всем и превыше всего? Какой язык способен показать [сие] посредством силы слова, облекающей ум (hawna), через излияние сердца и единение ума (mad'â) с ведением [нашей] надежды, когда он избавляется от блуждания и страстей, и помыслов, а также от полезного поучения, молитвенных воздвизаний, и пленяется любовью, и ею обращает в бегство чуждые силы и упраздняет мiрские воздвизания?

Никто не обретал и не обретает сих вещей, разве тот, кто низвел себя ниже всего и соделался в своих глазах презренным и уничиженным и, ничего не значащим, и кто проявил терпение, когда испивал страдания и горести от бесов, естества и ближнего, и все, что происходило с ним, счел [за должное] и что за свои многочисленные злодеяния заслужил он получить гораздо более сего. Никто не бывал освящен Господом, кроме того, кто всегда представлял себя пред Ним как нечистого. Сего-то Он, радуясь, освящает, дабы соделался он возгласителем «Трисвятого» в Его честь; но тому, кто считает себя святым, Святой говорит: «Поскольку не чувствуешь ты во Мне нужды, оставайся со своей святостью!». Господи, сподоби меня вместе с сотаинниками Твоими узреть откровение славы Твоей во всякое время внутри нас! Аминь.

Я прошу тех, кому повстречаются сии беседы, чтобы никто, по причине волнения своих воздвизаний и беспорядочности своих [телесных] чувств, не стал думать: «А каким образом наступает оное спокойствие у того, кто достиг сих даров?». Ведь сии вещи – не от естества, а также не от воли, но тогда, когда благодать Духа посещает человека по причине добродетелей, совершаемых им и в притеснении и смятении. С этой поры она укрощает и умиротворяет не только беспорядочные и смущающие движения, но и даже воздвизания горячности о Боге; и рачение о трудах пременяет она на спокойствие, оцепенение (temhā) и услаждение, и опьяняет его видением славы Вседержителя. Приемлет он изменение во всем, что касается его и, вместо того, кем он был, становится он иным; он изменяется в собственных очах и забывает, кем он был прежде, ибо бывает рожден он от Духа вместо духа. Благодать Духа непрестанно почивает на его уме (hawna) и исполняет его изумлением (tahrā) и восторгом (dummârâ); она показывает ему саму себя, и он приходит в ликование и вдыхает благоухание сладости ее, когда желает она подать ему [сей дар]. И бывает он погружен в услаждение и неизреченное умиротворение. Затем она оставляет его, и он страдает, приходит в смятение и отчаивается в собственной жизни. И вновь воссиявает она в нем в неистовом сиянии и свете, и приходит он в онемение. Да будет благословен день оный, и блаженству его да не будет конца!

Да дарует Господь всем любящим Его познание сего на опыте! Аминь. И да соделает Он почивающей тайну сию в умах (mad'â) тех, кто будут устремлять взор к сим образам до дня, который будет исполнением времен. Да приведутся мне на память в сем месте все поколения, что будут после меня. Относительно тех, кто памятуют о немощи моей, пусть вспомнит о них Господь и приведет им на память блаженство [оного] дня. Да преисполнит их красота Его видения и изумление (tahrā) Его славой. Да опьянятся они Его рачением и сладостью Своего услаждения, и благодаря ей да забудут они тленный мiр и все его тленные вещи, без их множественности, один в Одном и с Одним. Да погрузятся они в Его славу и да будут сокрыты от всякого зрака врагов их, и да будут вдыхать они Жизнь от утробы Его, и да презрят жизнь временную. Да вознесутся они на волнах величия Его со святыми Силами, воздвизающимися во всеобщей Жизни – в месте, дыханием обитателей коего является Святой Дух! Аминь. Ему же слава из уст нас всех, и да сподобит Он всех нас наслаждаться славою Его во веки веков! Аминь.

Игорь Спасский

  • Сообщений: 4997
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #1 : 22 Января 2019, 09:54:47 »
Александр, спасибо! В текст, имхо, важно вчитываясь вжиться, раскрывая-усваивая чистую многомерность смыслов.

ВАЖНО НЕ ПРОЙТИ МИМО! Это, имхо, благословения для дальнейшей жизни форума.

1. Прохождение души, осиянной Божьим светом через различные природы и тела;
2. Созерцание умопостигаемых природ, находящихся в огненном движении, находясь в постоянном безмолвии, соединяясь с ними;
3. Освящение божественным святым светом, погружение в него, замирание-оцепенение в нём до потери себя;
4. Прямое восприятие без изъяснения посредника-соратника. Раскрытие области мира нового, где посредником становится Святой Дух. Соединяя и изменяя умы по Своему образу;
5. Воссияние пред чистыми умами чистых логосов творения помощью ангельских сил;

1.Купание ума в Море Жизни, увеселение ума Духом, нежась в Его величии;
2. Проникновение вглубь святого света. Душу умершую для всего воскрешает Отец всего;
3. Периоды, мгновения, часы, недели воздвижений чередуются с периодами искушений - усвоений обретённого;
4. Созерцание Столпа света, Звезды, коя и есть Христос, отрываемый изнутри;
5. О терпении ради сладостных вещей - вещей горьких;
6. О смысле раскрытия высокого созерцания и о действии его на умы, пленённые земным;
7. О преображающем орошении многих составов, духовной алхимии в реальном действии - вплоть до одежд. О Божественном Огне, охватывающем душу и тело. О всеобъемлющем воспламенении сердца, воспаряемого так, что даже земля нагревается под ним;
8. О единении с Богом ума и воспламенённого сердца. Пленяясь любовью, отгоняющей мирские порабощения;
9. Реальное видение своей малости и нечистоты и в нём открытость Божьему. Нужда, голод Духом, нищета. "Господи, сподоби меня вместе с сотаинниками Твоими узреть откровение славы Твоей во всякое время внутри нас! Аминь.";
10. Важнейший практический момент о практике без практики в предельной открытости:"Я прошу тех, кому повстречаются сии беседы, чтобы никто, по причине волнения своих воздвизаний и беспорядочности своих [телесных] чувств, не стал думать: «А каким образом наступает оное спокойствие у того, кто достиг сих даров?». Ведь сии вещи – не от естества, а также не от воли, но тогда, когда благодать Духа посещает человека по причине добродетелей, совершаемых им и в притеснении и смятении. С этой поры она укрощает и умиротворяет не только беспорядочные и смущающие движения, но и даже воздвизания горячности о Боге; и рачение о трудах пременяет она на спокойствие, оцепенение (temhā) и услаждение, и опьяняет его видением славы Вседержителя.";
11. О рождении в Духе;
12. Благословение-молитва: "Да дарует Господь всем любящим Его познание сего на опыте! Аминь. И да соделает Он почивающей тайну сию в умах (mad'â) тех, кто будут устремлять взор к сим образам до дня, который будет исполнением времен";

P.s.
Цитировать
ИОАНН САБА
[Иоанн (Йоханнан) Сава, Иоанн Дальятский; сир.   ,   /   ] (ок. 690, сел. Ардамут, ныне Каваши, Сев. Ирак - ок. 780, мон-рь Мар-Йозадак), св. Церкви Востока (пам. в 4-е воскресенье Великого поста), аскетический писатель, один из основных деятелей т. н. несторианского мистического возрождения (свт. Исаак Сирин, Иосиф Хаззая, Дадишо Катрая и др.).
Жизнь
Сведения об И. С. восходят к «Книге целомудрия» Ишоднаха, еп. Басрского (IX в.), и к небольшой анонимной биографической заметке (BHO, N 510). Начальное религ. образование И. С. получил в родном селе (изучал Свящ. Писание с комментариями прп. Ефрема Сирина и Феодора Мопсуестийского). В юные годы посещал мон-рь Мар-Афнимаран, в 20 км от села. Обитель считали «мессалианской» (этот термин еще не получил в науке однозначной оценки, дискуссию см. в: Fitschen K. Messalianismus und Antimessalianismus: Ein Beispiel ostkirchlicher Ketzergeschichte. Gött., 1998; как полагают нек-рые исследователи, в данном случае он означал ориентацию на мистическое созерцание и христологию, близкую к халкидонской (Beulay. 1990. P. 16)). Ок. 700 г. И. С. вступил в мон-рь Мар-Йозадак в Бет-Карду, также известный как «мессалианский». Стефан, наставник молодого И. С., был воспитанником Афнимарана и бывш. иноком мон-ря Бет-Аве (Бет-Абе). Через 7 лет после пострига И. С. по благословению настоятеля оставил обитель и удалился на север, в горный массив, получивший название Дальята (сир.- побеги, лозы) по селу виноделов, расположенному у его подножия. Там И. С. провел большую часть жизни. В старости он вернулся в Бет-Карду, будучи не в состоянии переносить суровые условия Дальяты.
В рукописи Harvard. syr. 30 и у некоторых авторов Нового времени (таких, как яковитский патриарх Игнатий Ефрем II Рахмани, А. Мингана, А. Шер) И. С. отождествляется с Иоанном бар Пенкайе, но это мнение не выдерживает научной критики (Idem. 1978. P. 259).
Осуждение
В 786/7 г. Собор Церкви Востока во главе с католикосом-патриархом Тимофеем I осудил посмертно И. С. вместе с Иоанном Апамейским и Иосифом Хаззая, а также всех, кто читают их сочинения. В деяниях Собора говорилось, что И. С. последовал ереси Савеллия и «веровал о Сыне и Духе, что Они суть силы, а не Лица, что Слово назвалось Сыном не потому, что Оно от Отца, но из-за того, что Им Отец сотворил вселенную». Участники Собора прокляли всякого, кто скажет, что человечество Христа созерцает Его божество или что божество зрит к.-л. иная тварь. Они подтвердили, что души не чувствуют ничего после оставления своих тел вплоть до того, как вернутся в них, и что никакое человеческое естество не может достичь в этом мире совершенства, каковым обладает человеческое естество Христа (Assemani. BO. T. 3/1. P. 100). Считается, что истинная причина осуждения была в неприязни католикоса Тимофея к «мессалианско-прохалкидонитскому» движению мистиков. Новый Собор при католикосе-патриархе Ишо бар Нуне (823-828) реабилитировал всех осужденных, но даже после этого переписчики обычно избегали называть И. С. по имени, обозначая автора сочинений Старец (Саба).
Сочинения
И. С. принадлежат к 3 жанровым группам: это 1) слова/беседы (мемры), 2) послания/письма и 3) сотницы/главы о ведении (соответствуют греч. κεφάλαια ϒνωστικά). Количество бесед в рукописях колеблется от 25 до 28, писем - от 48 до 51. Из 8 сотниц подлинными считаются лишь 1-я, половина 2-й и 5 речений из 7-й; остальные принадлежат Иосифу Хаззая. 49 писем И. С. изданы Р. Бёле (Beulay. 1978, с франц. пер.) и переизданы М. Хансбери (Hansbury. 2006, с англ. пер.). 15 бесед И. С. опубликовала ученица Бёле Н. Хайят (Khayyat. 2007, с франц. пер.). Темы бесед различны: о внимании, о действиях Св. Духа, о бесе блуда, о бесе хулы, об умозрении, о дарах Божиих, о молитве к северу, о пользе молчания и т. д.
Труды И. С., находившиеся сначала под запретом в Церкви Востока, вероятно, были впосл. исправлены писцами несторианской ориентации. Однако дошли они исключительно в рукописях западносир. (яковитской) традиции, причем не исключена возможность редактирования пассажей, к-рые могли смутить яковитов. Так, в рукописях везде, где упоминается «Госпожа Мария», вставлено слово «Богоматерь», не употребляемое в Церкви Востока.
В XII или XIII в. сочинения И. С. были переведены на арабский язык, в XVI в. был сделан эфиоп. перевод араб. версии. В результате И. С. стал известен в араб. и эфиоп. письменности под именем Духовный Старец (аш-Шейх ар-Рухани и Арагави Мэнфэсави). Рукописи, находившиеся в монофизитской среде, не пользовались большой популярностью; к эпохе Ренессанса они оказались в западноевроп. хранилищах. Неск. рукописей осталось на Востоке (Мосул), но существенного влияния на западносир. книжность сочинения И. С. не оказали. До ХХ в. они были практически неизвестны в науке.
1-я и 18-я беседы И. С., конец 20-й и 18-е послание попали в сборник, известный в Византии и в слав. мире под именем свт. Исаака Сирина,- компиляцию, созданную в лавре св. Саввы Освященного в Палестине в IX в. и состоящую из 1-го т. творений свт. Исаака Сирина и сочинений др. авторов (в рус. пер. соответственно Слова 8, 68, 20 и 9).
Богословие
Поскольку корпус И. С. включает сочинения аскетической и мистической направленности, определение богословских воззрений И. С. в др. областях весьма затруднительно. О них можно составить лишь нек-рое представление на основе обвинительных свидетельств. Причисление И. С. к «мессалианам», вероятно, было мотивировано использованием им образов «смешения» божественного и человеческого (Письмо 34) и игнорированием учительного авторитета церковной иерархии (Трейгер. 2009. С. 142). Обвинения же Собора 786/7 г., касающиеся триадологии, хотя и подтверждаются текстом 25-й беседы И. С. (не изд.; сир. текст цит. по ркп. Vat. syr. 124 с рус. пер. в: Трейгер. 2009), свидетельствуют скорее не о савеллианстве, а о мистической интерпретации триадологических воззрений.
Аскетическое учение
И. С., как и др. восточносир. мистиков, основывается на рецепции неск. богословских традиций: ареопагитской (см. «Ареопагитики»), евагрианской (см. Евагрий Понтийский), сиро-греческой (Макариевский корпус (см. в ст. Макарий Великий) и Иоанн Апамейский) и раннесирийской (прп. Ефрем Сирин и «Книга Степеней»). Однако в плане терминологии и концептуального аппарата макариевская традиция выражена у И. С. сильнее, а евагрианская - слабее. По сути аскетическое учение систематизировано у И. С. на основе ареопагитской схемы «очищение-просвещение-единение», которая комбинируется с евагрианской идеей 3 уровней аскетики: нравственного (практического), естественного и богословского (гносис).
Духовная жизнь начинается с покаяния, к-рое И. С. именует «дверью Царствия» и первым шагом, «уничтожающим дурное прошлое». Покаянием И. С. называет полный отказ от дурных дел, а не только намерение или попытки такого отказа. Затем подвижник вступает на путь очищения, неизбежно означающий отказ от мира и переход к чистому созерцанию: «Путь святости есть путь уединенного созерцания». Этот путь начинается как труд (или практика), ибо основа очищения - систематическое усилие. Далее следует практика лишения: пост и бдения должны умертвить страсти чревоугодия и лени. Впрочем, И. С. призывает с размеренностью пользоваться этими средствами. Другим обязательным условием перехода к созерцательной жизни И. С. называет уединение, или тишину ( ). Созерцание требует сосредоточения внешнего и внутреннего взгляда и постоянного памятования о Боге. Важное место в системе И. С. занимает хранение чувств: «Бди и храни чувства, и станешь у дверей Царствия». Конечной целью аскезы «внешнего» человека является пробуждение особых душевных чувств, которые И. С. называет «силами» ( ).
Очищение «внешнего» человека включает смирение и любовь. «Смирение есть опора для добродетели, как земля - опора ногам» (Сотница 1. 20; Harv. syr. 30. Fol. 31b). Смирение должно быть совершенным; с самого начала духовной жизни инок должен подчинить себя воле братий. Но внешнее смирение лишь основание для «смирения сердечного в присутствии Бога». Для правильной практики смирения необходимо «знание» ( ), т. е. понимание своего устроения и цели и памятование о Боге. Любовь связана со смирением сердца и выражается в особенной готовности принести себя в жертву ради ближнего.
Самым важным элементом аскезы И. С. называет молитву, к-рая традиционно рассматривается в 2 аспектах - внешнем и внутреннем. Молитва связана с понятием «движения» к Богу: от телесного движения до внутреннего «бездвижного» движения - воспоминания о Боге. Высшая ступень молитвы - добровольная остановка всех внутренних движений. Внимание И. С. сосредоточено на внутренней молитве. Так, объясняя значение земных поклонов во время молитвы, он говорит: «Постоянное падение пред Богом есть тайна: это мир, который падает, так что тот, кто постоянно творит их, умирает миру и воскресает в бессмертии со Христом» (Беседа 15). Однако телесные формы практики необходимы на любой стадии духовной жизни. Внутренние движения молитвы включают псалмопение и чтение Свящ. Писания, но самое главное - это размышление, предполагающее собирание чувств и умирение сердечных движений, которые концентрируются на предмете созерцания. К размышлению относятся у И. С. также и богословские рассуждения об отношении бесконечных свойств Божиих к конечным, тварным. Наиболее глубокой внутренней молитвой И. С. считал постоянное занятие ума Богом, или памятование о Боге (выражение взято у грекоязычных писателей), т. е. «взгляд, постоянно обращенный к Нему». Но субъективно это памятование есть простое движение души, обращенное внутрь, прямо в сердце. Техническими средствами для достижения этого у И. С. являются краткие молитвы, напр. «Боже, направи стопы моя!» и подобные, повторяемые непрестанно. Очищение, согласно И. С., сопровождается особым внутренним действием благодати в сердце. Однако эта благодать действует не постоянно, а с перерывами, как бы «находами» ( ), к-рые следуют в течение всей жизни подвижника.
И. С. подробно останавливается на действиях различных бесов и на способах борьбы с ними. При этом, как у многих аскетических писателей, бесы действуют, не только проникая в мысли человека, но и доставляя ему боль, вызывая раздражение кожных покровов, чихание, смущая психофизическими феноменами (голосами, свистом и криками). Контакт бесов с душой мыслится И. С. как «вселение». Согласно И. С., бесы не имеют прямого доступа к душе и не знают ее устройства. Они поселяются в членах тела и воздействуют на чувства и только через них получают доступ к душе. Особое место в учении о бесовских обманах у И. С. занимают видения и явления, к-рые смущают новоначальных. Он описывает различные нападения бесов сладострастия, хулы, гнева, уныния, к-рыми инока пытаются извлечь из тишины (или уединения). Главное оружие инока против бесовских нападений - «отразительный метод» (обличение беса), памятование о Боге и крестное знамение.
Второй этап духовной жизни, ведущий подвижника к «совершенному бесстрастию»,- это этап освящения и просвещения. Очищение постепенно воспламеняет душу «Христовым огнем», и она становится «святой». И. С. связывает очищение с «внешним» человеком, а освящение с «внутренним», так что одно предполагает другое, и «в душе воссиявает Свет Святой Троицы» (Беседа 9). На этапе освящения важную роль играет возгревание в душе огня любви, которое продолжает в высшем смысле дело очищения ума (духа), а затем переходит в стадию света. Этот огонь пробуждает слезы, а затем погружает подвижника в настоящий транс; молитва прерывается состоянием восторга (здесь И. С. близок к Евагрию Понтийскому и свт. Исааку Сирину; см.: Beulay. 1990. P. 216-223). Проявления нападения бесов на этом этапе становятся более утонченными, уподобляясь действиям теплоты и огня, к-рые подвижник принимает за знаки собственного успеха. Каждый новый шаг вглубь по пути созерцания приводит к большей бездвижности ( ), стремящейся к полному покою, так что от инока уже не требуется участие в общей молитве. В этом смысле Бёле справедливо указывает на близость такой позиции к «мессалианству» (Ibid. P. 238-239).
В аскетическом богословии И. С. большую роль играет учение о мыслях ( ), точнее, о концептуализациях (intellections в переводе Бёле) сокровенного. На этапе освящения/просвещения их предметом еще являются чувственно постигаемые символы, но постепенно сознание погружается в дивное исступление. Речь идет об особых модусах ума при созерцании Таин Божиих. Эта сложная система предполагает различные формы религ. языка, к-рые, отражая разные концептуализации, ведут к таинственному восхождению путем все более возвышенного истолкования одних и тех же объектов (ср.: Ibid. P. 266-267). И. C. учит, что после очищения в душе подвижника пробивается источник мистического языка, превосходящий слова (Беседа 13).
Важным компонентом евагрианско-ареопагитской схемы, повлиявшей на конструкцию мистического учения И. C., было достижение бесстрастия, к-рое понимается И. C. как полный контроль над страстями, свобода от них. Но совершенное бесстрастие возможно только на этапе единения - высшем этапе мистико-аскетического восхождения. Единение выражается субъективно в состоянии созерцания «безóбразного Света», а объективно - в прямом воздействии Св. Духа на душу, минуя посредство ангелов. Сначала Свет проявляется через «прозрачность» души, затем Дух становится видим в самом существе души (вплоть до полного слияния с «божественным сумраком»). И. С. описывает этот момент как погружение в море света и встречу с таинственной тучей (Beulay. 1990. P. 392). С этим видением связана богословская проблема «Тела Христова во славе», которое лишается всех материальных коннотаций, за что И. С., как считается, и осудили при католикосе Тимофее (ср.: Ibid. P. 463-464). Все видения на этом этапе сверхъестественны и находятся внутри души и как объект и как субъект. Душа зрит в саму себя, но и созерцание тварной природы (как телесной, так и бестелесной) происходит в мистическом смысле так, что эта природа зрима «ангельским образом». На этапе единения бесы смущают подвижника видениями бестелесных сущностей (ангелов, человеческих душ и демонов), а также ангельскими славословиями, которые пробуждают гордыню.
В новом мире Бог будет видим внутри индивидуума, что позволяет рассматривать перспективу совершенного и бесконечного восхождения и углубления видения Бога как главную эсхатологическую тему И. С.

http://www.pravenc.ru/text/471487.html
« Последнее редактирование: 22 Января 2019, 10:31:12 от Игорь Спасский »

Игорь Спасский

  • Сообщений: 4997
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #2 : 22 Января 2019, 10:24:18 »
В тексте, приведенном Александром, имхо, прослеживается некоторая этапность созерцания. Сам текст окунает в пространство чистых смыслов и высоких энергий, омывает, поднимает, освящает Путь как-бы намечая его контуры ввысь и вдаль.
Внимательно прочитать и прожить - текст этого реально стоит. В начале мне было трудно вчитаться. Это вход в иной объём бытийности, в иной объём измерений. Постепенно по мере проживания завеса как-бы приоткрывается.

Не проходите мимо! Вчитайтесь! Проживите!

Текст важно именно прожить. Войти в бытийную сопречастность. Приоткрыть завесу.

Ряд важных вещей можно увидеть в описании жизни святого.

Вчитаться-вжиться с возможной ясностью внимания и уловлением тончайшего отклика сердца.

Никодим

  • Скромный
  • Сообщений: 2142
  • Слава Богу за всё!
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #3 : 22 Января 2019, 10:46:33 »
 Игорь Спасский, Тут принцип скорее работает - рыбак рыбака видит из далека. Тот кто опытно касался этих смыслов, удачно подобранное вами слово, тот увидит в рече другого опыт подобного переживания.Вычитывание молитв повседневных, скорее и есть навык к устремлению и поиску подобных состояний узревания чистых смыслов.
Храни вас Бог!

Oxygen

  • Сообщений: 1481
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #4 : 22 Января 2019, 11:16:45 »
Спасибо, давно такого не было!
Но я этот текст могу только как бы "видеть", воспринимать, а не усваивать логически-(. Хотя в нем прочитывается и своеобразная лествица   (структура) и соответствующие образы...которые не образы даже, поскольку не способны отобразиться во всей своей полноте в моем уме.
"Спиши то оттуда на себя самого не буквами, а действиями своими"

Alexander

  • Administrator
  • Сообщений: 11067
    • Просмотр профиля
    • http://www.hesychasm.ru

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #5 : 22 Января 2019, 12:00:32 »
Да. Читаешь такой текст - ум просветляется и сердце радуется.

Это созерцание - восхождение на вершину. Созерцание в низах, когда этап восхождения давно завершен и идет проработка глубинных состояний, иное...

Игорь Спасский

  • Сообщений: 4997
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #6 : 22 Января 2019, 13:55:10 »
Видение-проживание Света из низовых или условно низовых слоёв-состояний бытия, насколько удавалось прожить, совсем иное. Чем жёстче-плотнее слой - тем тоньше и едва уловимее связь со Светом. В какие-то моменты самая память о Нём замирает и истаивает. Остаётся сухой остаток реальной волевой силы (как есть). На которой единственно и выходит как-то карабкаться.

С различных ярусов Свет видится иначе. Как-бы различная перспектива. Где-то не видится вовсе. Где Свет меркнет, происходит истощание - остаётся едва уловимая сила. Она и даёт возможность хоть немного шевелиться в условиях общего паралича. Постепенно так нарабатывается как-бы проход к Свету. Через многократные опрокидывания в серый мрак.

Слои застарелых личных и родовых тягот. То же многократное ныряние почти с головой в самую тьму. И потом не понятно каким образом выбирание на поверхность.

Никодим

  • Скромный
  • Сообщений: 2142
  • Слава Богу за всё!
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #7 : 22 Января 2019, 14:05:13 »
Видение-проживание Света из низовых или условно низовых слоёв-состояний бытия, насколько удавалось прожить, совсем иное. Чем жёстче-плотнее слой - тем тоньше и едва уловимее связь со Светом. В какие-то моменты самая память о Нём замирает и истаивает. Остаётся сухой остаток реальной волевой силы (как есть). На которой единственно и выходит как-то карабкаться.

С различных ярусов Свет видится иначе. Как-бы различная перспектива. Где-то не видится вовсе. Где Свет меркнет, происходит истощание - остаётся едва уловимая сила. Она и даёт возможность хоть немного шевелиться в условиях общего паралича. Постепенно так нарабатывается как-бы проход к Свету. Через многократные опрокидывания в серый мрак.

Слои застарелых личных и родовых тягот. То же многократное ныряние почти с головой в самую тьму. И потом не понятно каким образом выбирание на поверхность.
я так понимаю, что свет - это образно, ясно восприятие смыслов? происходящих процессов вокруг и в себе.
Храни вас Бог!

Виктор Шипилов

  • Сообщений: 1056
  • Слава Богу за все!
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #8 : 22 Января 2019, 16:00:53 »
В текст, имхо, важно вчитываясь вжиться, раскрывая-усваивая чистую многомерность смыслов. Это, имхо, благословения для дальнейшей жизни форума.
1. Прохождение души, осиянной Божьим светом через различные природы и тела;
2. Созерцание умопостигаемых природ, находящихся в огненном движении, находясь в постоянном безмолвии, соединяясь с ними;
Игорь, может есть смысл спуститься на землю грешную и уразуметь на личной практике слова Христовы, сказанные прп. Силуану Афонскому: "держи ум во аде и не отчаивайся". Игорь, ты познал в себе самом АД, кровоточила ли душа твоя, оплакивала ли она свое падение, познал ли ты опытно внутреннюю боль души своей, коснулся ли ты дна АДА? А если коснулся, видел там червей копошащихся, находился ли ты  в геене огненной, которая изрыгала и поедала внутренности твои, испытала ли душа твоя позор и унижение? Если ты не познал еще в практике своей, иди и пройди этот путь скорбный, лишь после этого восходи благодатью Божией на небо".

ПОБЕДОНОСНОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ ПРЕПОДОБНОГО МАКАРИЯ ВЕЛИКОГО НА НЕБО
Когда кончался преподобный Макарий Великий, демоны выстроились рядами на мытарствах, чтобы созерцать шествие духоносной души. Она начала возноситься. Тёмные духи, стоя от неё далеко, кричали со своих мытарств: “О Макарий! Какой славы ты сподобился!” Смиренномудрый муж отвечал им: “Нет! Ещё боюсь, потому что не знаю, сделал ли я что доброе!” С других, высших, мытарств опять кричали воздушные власти: “Точно, ты избежал нас, Макарий!” - “Нет, - отвечал он, - я ещё нуждаюсь в бегстве.” Когда же он вступил в небесные врата, они, рыдая от злобы и зависти, кричали: “Точно, избежал ты нас, Макарий!” Он отвечал им: “Ограждаемый силою моего Христа я избежал ваших козней.” (Скитский патерик; Прот. Г. Дьяченко. Практическая симфония. С. 330)

akellah

  • Сообщений: 714
  • Олег
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #9 : 22 Января 2019, 16:14:21 »
Виктор, а не думаете ли что данная вырезка из патерика - просто монашеский фольклор, не выдерживающий поверки Евангелия?
Я на всякий случай приведу цитату из катехизиса
Цитировать
Душа
Слово «душа» (psyche) – одно из самых сложных слов, существующих в языке Библии и христианской литературы. К этому добавляется путаница на семантическом уровне, так как древние греки употребляли это же слово в совершенно ином значении. Сегодня большинство людей понимают слово «душа» скорее в эллинском (прежде всего платоновском), нежели в библейском смысле. Им представляется, что наряду с кровью, лимфой, костным мозгом в человеке присутствует еще один элемент — нематериальный, духовный, отличный по своей сути от всех материальных составляющих тела. Он-то и есть душа – нечто тонкое и неопределенное, покидающее тело в момент смерти и отлетающее с последним вздохом «в мир иной».

Но это не библейское понимание души.
... .. .
Христос Янарас "Вера Церкви".
Разве нет бальзама в Галааде? разве нет там врача? Отчего же нет исцеления дщери народа моего? (Иеремия 8: 22)

Aleks_san

  • Александр
  • Сообщений: 221
  • добрый самаритянин
    • Просмотр профиля
    • VK

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #10 : 23 Января 2019, 21:18:51 »
Alexander, Благодарю за то, что познакомил с этим трудом. Читаю, перечитываю, просто не выразить всё, что чувствую) Заинтересовала меня личность Иоанна Дальятского (Савы), и вот что я нашел: http://www.pravenc.ru/text/471487.html Так же, как и труд "О созерцании", текст этот тоже нужно читать очень внимательно. Там много важных моментов есть для того, кто желает восхождения.
А для таких, как я, и труд этот, и энциклопедические сведения - разъясняют, помогают понять, что же случилось со мной. Так как мало того, что я мирской был, так ещё и не имел никакого намерения или стремления вставать на какой-либо мистический или эзотерический путь познания.
А ещё, если внимательно читать, то можно увидеть, понять, на какой тонкой грани между чистым подвижничеством и самомнимым находятся подвижники.
А ещё я благодарен Богу, что мистический опыт не повторился, хотя прошло вот уже 7 лет. Ведь правда, и я тоже, хоть и не страстно, но хотел опять пережить то состояние) Сейчас уже не хочу. Это даже странно как-то)
Ещё нашел о нем, об авторе, упоминание в книге еретиков, что был он предан анафеме, так как считался мессалианином. По верхней ссылке там тоже об этом упоминается, и что реабилитировали его, но по этой ссылке https://azbyka.ru/otechnik/konfessii/kniga-eretikov-antologija/8 прямо читал, как детектив, очень смешной)) Какие страсти кипели!...)))

Игорь Спасский, Тут принцип скорее работает - рыбак рыбака видит из далека. Тот кто опытно касался этих смыслов, удачно подобранное вами слово, тот увидит в рече другого опыт подобного переживания.
Вот точно подмечено)

akellah, и в Библии есть разные смыслы. То, что знаю о душе я, то это духовный элемент, ничего физического, центр, сердце человека.

Цитировать
Да дарует Господь всем любящим Его познание сего на опыте! Аминь.
"Опыт преображения открыт людям уже в этой жизни."
Макарий Египетский.

Oxygen

  • Сообщений: 1481
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #11 : 24 Января 2019, 11:27:03 »
Да. Читаешь такой текст - ум просветляется и сердце радуется.

Это созерцание - восхождение на вершину. Созерцание в низах, когда этап восхождения давно завершен и идет проработка глубинных состояний, иное...

Насколько могу видеть, есть несколько циклов восхождений-нисхождений. Работа челночного типа. Причем начало циклу дает именно восхождение - и для укрепления и как запас сил для прохождения низов. (Как мы уже определяли на форуме, верх-низ - это не столько вертикаль как таковая, сколько качественные состояния слоев всех уровней).

Я правильно понимаю, что после "очередного" "созерцания в низах" последует новое восхождение уже не в рамках цикличности?
"Спиши то оттуда на себя самого не буквами, а действиями своими"

Alexander

  • Administrator
  • Сообщений: 11067
    • Просмотр профиля
    • http://www.hesychasm.ru

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #12 : 24 Января 2019, 13:27:08 »
Да, классическая циклическая схема прерывается. И восхождение - уже не работа, и происходит без того сверхнапряжения, которое было вначале - на этапе восхождения. Просто открывается верх - и вот он - свет...  Не надо идти наверх, свет уже здесь - столько, сколько нужно, и пока принимает-выдерживает низ. Одна из тяжестей работы в низах - длительное нахождение в грязной и липкой области, которая не осознается большинством (находится в подсознании).

Oxygen

  • Сообщений: 1481
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #13 : 24 Января 2019, 13:54:24 »


Слово «душа» (psyche) – одно из самых сложных слов, существующих в языке Библии и христианской литературы. К этому добавляется путаница на семантическом уровне, так как древние греки употребляли это же слово в совершенно ином значении. Сегодня большинство людей понимают слово «душа» скорее в эллинском (прежде всего платоновском), нежели в библейском смысле. Им представляется, что наряду с кровью, лимфой, костным мозгом в человеке присутствует еще один элемент — нематериальный, духовный, отличный по своей сути от всех материальных составляющих тела. Он-то и есть душа – нечто тонкое и неопределенное, покидающее тело в момент смерти и отлетающее с последним вздохом «в мир иной».

Но это не библейское понимание души.
... .. .
Христос Янарас "Вера Церкви".
[/quote]

Но это не библейское понимание души. Переводчики Ветхого Завета на греческий язык передали словом psyche (душа) стоящее в оригинале еврейское nephesch, имеющее несколько значений. "Душой" по-еврейски называлось любое живое существо, любое животное, хотя в основном Священное Писание употребляет это слово применительно к человеку. Здесь понятие души выражает способ проявления жизни в человеке; оно не относится к одной лишь духовной части человеческого существа в противоположность материальной, но обозначает человека как целое, как уникальную живую ипостась. Душа не просто обитает в теле, но выражает себя через тело, ибо оно-его плоть, сердце, другие органы-также соотнесено с нашим "я", с нашим образом бытия. "Душа" означает то же, что и "человек", "некто", поскольку она есть печать жизни как во внешних, так и внутренних ее проявлениях. Однако если душа является признаком жизни, из этого вовсе не следует, что она представляет собой исток или причину жизни, как верили древние греки, Она скорее носитель жизни. Вот почему в Ветхом Завете душа очень часто отождествляется с проявлением земной жизни (она умирает, предается во власть смерти, но воскресает, когда жизнь вновь возвращается в мертвое тело). В Новом Завете, напротив, душа предстает как носительница вечной жизни. Это связано с тем, что спасение души понимается как открывающаяся перед жизнью возможность освободиться от власти разложения и смерти.

Христос Янарас "Вера Церкви".
"Спиши то оттуда на себя самого не буквами, а действиями своими"

Oxygen

  • Сообщений: 1481
    • Просмотр профиля

Re: Иоанн Дальятский - О созерцании
« Ответ #14 : 24 Января 2019, 14:20:32 »
Есть свет, который приходит в немощи. Не в той немощи, из которой пыжишься выпрыгнуть, а в предельной, конечной немощи. Но это еще не созерцание..
"Спиши то оттуда на себя самого не буквами, а действиями своими"
 

Поиск