Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Исихазм



26 Сентября 2017, 14:06:59

Автор Тема: Лаврентий Воскресения. «Практика Присутствия Божьего».  (Прочитано 5681 раз)

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
«Рука Господня не сократилась. Наши грехи не могут исчерпать Его милосердия. Благодать Божия в наши дни столь же преизобильна, как и в ранней Церкви. Господь по-прежнему обращает к себе души людские, и любящие Его успешно выполняют свое предназначение: хранят в себе частичку Духа и передают ее ближним, оживляя их души».
Крестьянин Николя Эрман, родом из Лотарингии. Идет в солдаты, сражается в страшной 30-летней войне, его ранят. Пробует отшельничество вдвоем с  товарищем, но не преуспевает в том. В 26 лет становится послушником в кармелитском монастыре. Принимает имя Лаврентий Воскресения, и обеты  монаха-трудника (в обязанностях трудника – один тяжелый физический труд и молитва). И всю свою жизнь, все свои 50 лет в монастыре брат Лаврентий посвящает науке хождения пред Богом, или пребывания в Божьем присутствии. Беседы с братом Лаврентием записывает и публикует после его смерти преданный ученик, священник. Сохранились и письма самого брата Лаврентия.

Все беседы и письма брата Лаврентия – единонаправлены, и бьют без промаха в одну точку. Они учат самому важному и самому основному: деланию пребывания в Боге. Слова его, исполненные глубочайшего опыта, смиренной простоты и доброты преподают нам в концентрированном виде ту великую науку, что рассеяна по отдельным строкам многих книг. И эта наука всем, устремившимся к Богу, потребна как воздух. Такие наставления делатель охотно возьмет с собой на необитаемый остров. Их не хочется выпускать из рук, пока все наставления Лаврентия Воскресения не насытят сердце...

Вашему вниманию предлагаю перевод бесед Лаврентия Воскресения, выполненный с английской версии текста. Издательство «Триада» выпустило в 2014 году, к 400-летию со дня рождения брата, книгу «Хождение пред Богом», в которую вошли беседы, письма и иные изложения слов брата Лаврентия, сделанные де Бофором, в переводе (отчасти – в переложении) с французского. http://www.triad.ru/index.php?chp=showpage&num=502
« Последнее редактирование: 18 Марта 2014, 02:35:12 от прозелит »

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
Брат Лаврентий Воскресения     [Николя Эрман Лорейн из братства кармелитов]
Практика Присутствия Божьего: Лучшее Правило Святой Жизни

Благо, когда Он дает,
Превеликое благо;
не меньшее, когда Он отказывает;
скорби, из Его царственных рук –
это потаенные благословения




БЕСЕДЫ  с братом Лаврентием

Беседа первая
Обращение и прежнее место работы * довольство в пристутствии Божием *
вера – наш долг * смирение – плод трезвения



В первый раз я встретил брата Лаврентия 3 августа 1666 года. Он сказал мне,
что Бог даровал ему необыкновенную милость, обратив его в возрасте 18 лет.


Что зимой, завидев дерево без листьев, и принимая во внимание, что спустя
малое время, появятся новые листья, а затем – цветы и плоды, он вместил
высокое воззрение, о Промысле и о Силе БОГА, которое с тех пор никогда не
покидале души его. Что это воззрение совершенно освободило его от мира, и
разожгло в нем такую любовь к БОГУ, что он не мог сказать, возросла ли эта
любовь за те 40 лет, что он прожил с тех пор.
Что он был лакеем у господина Фюбера, казначея, и что был он нескладным увальнем, и все ломал.

Что он желал быть принятым в монастырь, полагая, что там ему придется
пострадать, за неуклюжесть и за те проступки, что он совершит в нем, так что
он должен пожертвовать БОГУ всю свою жизнь, с ее радостями. Но БОГ
не оправдал его ожиданий, он в этом своем положении не обрел ничего иного, кроме
удовлетворения.

Что мы должны утвердиться в чувстве присутствия БОГА, постоянно общаясь с
Ним. Что постыдно прерывать беседу с Ним, думая о безделицах и глупостях.

Что мы должны питать и вскармливать наши души высокими представлениями о
БОГЕ; которые способны принести  нам великую радость в преданности Ему.

Что нам следует оживить, то есть воодушевить нашу веру. Что прискорбно то,
сколь мало мы ее имеем; и вместо того, чтобы принять веру за правило
поведения, люди развлекают себя тривиальными пристрастиями, которые меняются
ежедневно.Что путь Веры был духом Церкви, и его было достаточно для возведения нас
в высокую степень совершенства.

Что нам должно сдаться БОГУ, по отношению как ко всему временному, так и ко
всему духовному, и искать удовлетворения только в исполнении Его воли,
поведет ли Он нас путем страдания или утешения, поскольку это все равно для
воистину смирившейся души. Что нужна преданность и в этой сухости, и в
апатии и скуке в молитве, которыми БОГ испытывает нашу любовь к Нему; что
приходит время для нас – совершать добрые и действенные дела смирения, и одно это
дело часто весьма способствует нашему духовному продвижению.

Что же до невзгод и грехов, о которых ему доводилось всякий день слышать в
миру, то он был столь далек от того, чтобы удивляться им; что напротив, он
был удивлен, тому что их столь мало, принимая во внимание ту злобу, на
какую способны грешники; со своей стороны, он молился за них; но зная, что БОГ
может исправить их злодеяния, когда только соблаговолит, он более не
тревожился о том.

Что для того, чтобы придти к такому смирению, какое требует БОГ, мы должны
внимательно наблюдать за всеми страстями, которые примешиваются, как в
предметы духовные, так и в более грубые по природе. Что БОГ высвечивает
своим Светом страсти тех, кто воистину желает служить Ему. Что если таково
мое намерение, а именно, искренне служить БОГУ, то я могу приходить к брату Лаврентию
так часто, как того пожелаю, без всякого страха оказаться назойливым; но если не имею
такого намерения, то чтобы я не посещал его более.

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
Беседа вторая

Любовь – мотив всего * прежде в страхе, ныне в радости * усердие и любовь.
простота – ключ к помощи Божией * дела за границей как и дома * время молитвы
и самоумерщвления – не главное в практике * все угрызения совести ведут к БОГУ


Что им всегда правила любовь, без эгоистических воззрений; и что решившись на
то, чтобы сделать окончанием всех своих дел – любовь к БОГУ, он нашел свой
метод весьма удовлетворительным. Что он был доволен, когда мог подобрать
соломинку с земли из любви к БОГУ, ища Его Одного, и ничего кроме, даже не
ища Его даров.

Что ум его с давних пор был встревожен неким верованием, что ему суждено быть
 проклятому; что все люди мира не смогли бы его в этом разубедить; но что он так рассудил по этому поводу: я участвовал в религиозной жизни только из любви к БОГУ, и я стремился действовать лишь ради Него, что бы ни случилось со мной, пропаду ли я или буду спасен, я всегда буду продолжать действовать исключительно из любви к БОГУ. Буду делать, по крайней мере, это благое, чтобы вплоть до смерти все что делаю, было по любви к Нему – всем что есть во мне. Что это беспокойство ума длилось четыре года, в течение которых он много страдал.

Что с тех пор жизнь его протекала в совершенной свободе и непрестанном радовании. Что он поместил свои грехи меж собой и БОГОМ, чтобы тем сказать Ему, что не заслуживает Его милостей, но что БОГ продолжал одаривать его, в изобилии.

Что для формирования привычки – непрестанно общаться с БОГОМ, и адресовать все
что мы делаем Ему Одному, мы должны поначалу сосредоточиться на Нем с
некоторым усердием; но немного потрудившись, обнаружим, что Его любовь
внутрь нас побуждает к этому делу без препон.

Что он ожидал того, как после радостных дней, которыми его одарил БОГ,
получит свою долю боли и страдания; но что это не вызывало в нем тревоги,
ведь он хорошо знал, что поскольку сам по себе ничего не может сделать, БОГ
не подведет и подаст ему силу, перенести это.

Что когда представлялся случай для практики добродетели, он обращался сам к
БОГУ, говоря: ГОСПОДИ, я сам не смогу сделать это, если Ты не сделаешь меня
годным для того; и тогда он получал крепость, более чем достаточную.Что когда он
терпел неудачу в исполнении своих обязанностей, он лишь исповедал свою провинность, говоря БОГУ, у меня никогда по иному и не получится, если ТЫ предоставишь меня самому себе; ТЫ САМ должен воспрепятствовать моему падению, и исправить то что ошибочно. Что после этого, он не давал себе более тревожиться по этому поводу.

Что нам надлежит действовать с БОГОМ в величайшей простоте, говоря с Ним
прямо, откровенно. и просто, и умоляя Его о содействии в наших делах, по мере
того как они случаются. Что БОГ всегда безотказно удовлетворял его прошения,
как ему нередко доводилось испытать.

Что его недавно направили в Бургундию, пополнить запас вина для
братства, что для него было делом весьма неприятным, поскольку он не имел
способности к торгу и вдобавок, был хром и не мог пройти по палубе, не
споткнувшись о бочки. Однако, он не давал себе тревожиться, ни об этом, ни о
закупке вина. Что он сказал БОГУ – «это ТВОЕ дело, по которому я направился», и
что он впоследствии нашел это дело исполненным успешно. Что за год до
этого его отпраляли в Овернь по тому же делу, и что он не может сказать как
именно все обернулось, но дело вышло очень хорошо.

Таким же образом, и в его служении на кухне (к коему он по природе своей питал большое отвращение), приучив себя выполнять там все ради любви к БОГУ, и с молитвой, во всяком деле по Его милости хорошо исполняя свою работу, он находил всякое дело легким, в течение тех 15 лет, что работал там.

Что он был весьма доволен той должностью, которую занимал теперь; но что он
был столь же готов оставить ее, сколь и прежнюю должность, поскольку он
всегда доставлял себе удовольствие, во всяком положении, тем что исполнял
малое ради любви к БОГУ.

Что для него время, установленное для молитвы, не отличалось от прочего времени; что он оставил должность ради молитвы, согласно наказу настоятеля, но что сам он не хотел такой отставки, и не просил ее, поскольку и самая большая занятость не отвлекала его от БОГА.

Что, поскольку он знал свой долг – любить БОГА во всем, и так как он стремился исполнить это, ему не нужен был  духовник, дающий советы, но более ему потребен был исповедник, для отпущения грехов. Что он был очень чувствителен к своим недостаткам, но не был ими обескуражен; что он исповедал их БОГУ, и не защищался пред Ним, чтобы оправдать их. Поступая так, он мирно продолжал свою обычную практику любви и поклонения.Что в свох умственных треволнениях он не советовался ни с кем, но одним лишь светом веры зная, что БОГ присутствует, он сражался с собой для того, чтобы направить все свои действия – к Нему, т.е. исполнял их с желанием угодить Ему, что бы ни вышло из того.

Что бесполезные мысли портят все; что лукавство начинается отсюда; что нам должно
отвергать их, едва мы осознаём их неуместность по отношению к насущному делу
 нашего спасения; отвергнуть их и вернуться к общению с БОГОМ.

Что поначалу он часто проводил время, установленное для личной молитвы, в том что отвергал блуждающие мысли, и снова впадал в них. Что ему никогда не удавалось
регулировать свое религиозное рвение определенными методами, как то
получалось у других. Что тем не менее, поначалу он некоторое время уделил
медитации, но впоследствии это прошло, а каким образом, того ему не описать.

Что всякое умерщвления плоти и прочие упражнения бесполезны, если они не
служат тому, чтобы придти посредством любви в союз с БОГОМ; что он хорошо обдумал это и нашел, что это – кратчайший путь, чтобы придти прямо к Нему, постоянно упражняясь в любви, и делая всякое дело ради Него.

Что нам следует признать колоссальное различие между действиями интеллектуального понимания и действиями воли; что ценность первых сравнительно мала, а ценность действий воли – это всё.

Что наше единственное дело – любить и восхищаться в БОГЕ.

Что все возможные способы умерщвления, если они без любви к БОГУ, то им не изгладить ни единого греха. Что нам должно, не тревожась, а лишь стремясь любить Его всем сердцем, ожидать помилования наших грехов Кровью ИИСУСА
ХРИСТА. Что БОГ одарил величайшими милостями величайших грешников, воздвигнув тем памятные знаки Своего милосердия.

Что никакую величайшую боль и никакое величайшее удовольствие этого
мира, не сравнить с той болью и тем удовольствием, что мы воспринимаем в духовном состоянии; и что он не заботился ни о чем и не страшился ничего, желая лишь одного от БОГА, а именно, ничем не огорчить Его.

Что он не испытывает сомнений; поскольку, как он сказал, если я не справляюсь
со своими обязанностями, то охотно признаю это, говоря: вот, я привык так
делать, и никогда не сделаю иначе, если меня предоставить самому себе. Если
же я справляюсь, то воздаю БОГУ хвалу, сознавая – от Него то было.

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
Беседа третья.

Вера работает посредством любви* без ущерба для внешней работы * верный путь
к полному смирению


Он сказал мне, что основой духовной жизни в нем стало  высокое представление
и почитание БОГА в вере; он однажды усвоил это, и поначалу не имел иной
заботы, кроме того, чтобы воистину отогнать от себя все прочие мысли, кроме
одной – что он должен совершать все свои дела ради любви к БОГУ. Что иногда,
когда он изрядное время проводил, не помышляя о БОГЕ, он не впадал оттого в
беспокойство; но после того как признавал пред БОГОМ свою отвратительность, он
возвращался к Нему с доверием к Нему, тем большим, чем более низменным он себя
узрел, в забвении БОГА.

Что доверие, которое мы питаем к БОГУ, премного Его славит, и стяжает великие
милости.

Что невозможное дело, не только то, что БОГ способен предать, но и то чтобы
Он попустил долго страдать, той душе, которая совершенно отвергла себя в Нем, и
твердо решилась вынести все ради Него.

Что он так часто испытывал готовность Божьей Благодати придти на выручку, во
всякой ситуации; что из того же опыта, когда у него было дело, которое нужно
сделать, он не продумывал это дело заранее, но когда наступало время
исполнить это дело, он находил в БОГЕ как в ясном зерцале, все что ему
подобало сделать. Что с недавних пор он так и делал, без преждевременных
треволнений; но что и до вышеупомянутого опыта, он применял это в своих
делах.
Когда внешнее дело немного отвлекало его от мысли о БОГЕ, то от БОГА исходило
свежее памятование и покрывало его душу; и так оно его воспламеняло и
восхищало, что было трудно для него – сдержаться.

Что он был в большем единении с БОГОМ во внешнем служении, чем когда оставил службу ради уединенного служения Ему.

Что он ожидал впоследствии великой боли для своего тела или ума; что
наихудшим из того, что могло с ним произойти, было бы утратить то чувство БОГА,
которым он столь долго услаждался; но что доброта БОГА уверила его в том, что
 Он не оставит его, и что Он даст ему силу – переносить то зло,
которому Он позволил приключиться с ним; и потому он не боялся ничего, и не
имел причины, чтобы советоваться с кем–либо по поводу своего состояния.

Что когда он пытался советоваться с другими людьми, то всегда уходил от них,
еще более запутавшийся; и что поскольку он осознавал свою готовность –
положить свою жизнь ради любви к БОГУ, то он не страшился никакой опасности.
Это совершенное смирение пред БОГОМ – верный путь в небеса, путь на котором
у нас всегда достаточно света, для нашего водительства.

Что в начале своей духовной жизни, нам нужно быть верными в исполнении нашего
долга и отвергать себя; но после того последуют невыразимые блаженства; что в
трудностях нам лишь нужно иметь спасительное средство во ИИСУСЕ ХРИСТЕ и
молить Его о милости, с которой все становится легко.

Что многие не преуспевают в христианском продвижении, потому что
увязли в епитимьях, и в особых упражнениях, в то время как они пренебрегают
любовью БОЖЬЕЙ, которая – венец. Что это явственно видно по их делам, и в
этом причина того, что мы видим столь мало стабильной добродетели.
Что для того, чтобы придти к БОГУ, не нужны ни искусство, ни наука, но лишь
сердце, исполненной неколебимой решимости – посвятить себя никому иному, как
только Ему, или ради Него, или из любви к Нему Одному.

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
Беседа четвертая.

Способ того как придти к БОГУ * искреннее отречение * молитва и
восхваление предотвращают уныние * освящение в повседневных делах * молитва и присутствие БОГА * вся суть религии * самооценка * дальнейший личный опыт


Очень часто он беседовал со мной, с превеликой открытостью сердца, касательно
своего способа – как придти к БОГУ, о чем отчасти было уже сказано.

Он сказал мне, что все заключено в одном искреннем отречении от всего, что
по нашему ощущению, не ведет к БОГУ; что мы должны приучать себя к постоянной
беседе с Ним, в свободе и в простоте. Что нам нужно лишь осознать, что БОГ
сокровенно и интимно присутствует с нами, чтобы обращаться к Нему
в каждое мгновение, что мы можем молить Его о содействии, чтобы познать Его волю в сомнительных случаях, и для того чтобы точно исполнить то, что Он требует от
нас, поднося эти дела Ему, прежде чем мы их исполним, и воздавая Ему благодарения, когда исполним их.

Что в этой беседе с БОГОМ, нашим занятием также являются  непрестанное
восхваление, обожание, и любовь к Нему, по Его бесконечной благости и
совершенству.

Что, не впадая в уныние от наших грехов, нам должно молить Его о помиловании
с полным упованием, полагаясь на бесконечные милости нашего ГОСПОДА. Что
БОГ никогда не подведет нас, предлагая нам Свою милость во всяком действии;
что он ясно чувствовал это, и так было всегда, кроме тех случав, когда
его мысли сбивали его с ощущения присутствия БОГА, или когда забывал
просить Его о помощи.

Что БОГ всегда дает нам свет в наших сомнениях, когда у нас нет иной цели,
кроме как ублажить Его.Что наша святость не зависит от перемены рода деятельности, но от того, чтобы делать – ради БОГА, то что мы обычно делаем ради себя. Что это воистину печально, видеть, сколь много людей ошибаются, перепутав средства с целью, в приверженности конкретным трудам, которые они исполняют весьма несовершенным образом, по причине человеческой или эгоистической
предрасположенности.

Что самый превосходный метод, который он нашел, чтобы им
придти к БОГУ, таков – делать наши обычные дела, ни в чем не желая угодить
человекам (Гал. 1:10; Еф. 6:5-6) и, насколько мы способны, делать их только по любви к
БОГУ.

Что великим заблуждением было – считать, что время уделенное молитве должно
отличаться от времени, уделенного прочим делам. Что мы ровно настолько же обязаны прилепляться к БОГУ во время действия – своим действием , как и молитвой
–  во время молитвы.

Что его молитва была ничем иным как чувством присутствия БОГА, его душа была
нечувствительна в то время ко всему, кроме Божьей Любви; и что когда
заканчивалось время, отведенное молитве, он не чувствовал разницы, поскольку
все продолжал быть с БОГОМ, восхваляя и благословляя Его всей своей
крепостью, так что он провел свою жизнь в непрестанном радовании; все еще
надеясь при том, что БОГ даст ему толику страданий, когда он окрепнет.

Что нам должно, раз и навсегда, искренне вложить все наше доверие в БОГА, и
полностью сдаться Ему, под защитой того убеждения, что ОН не предаст и не обманет нас.

Что нам не следует унывать оттого, что делаем малое ради любви к БОГУ, Который
не смотрит на величие наших трудов, но на любовь, с которой они были
исполнены. Что нам не следует удивляться, если, поначалу мы часто терпим
неудачу в наших стараниях, но что наконец мы обретаем привычку, которая
естественным образом производит в нас эти действия, без нашего попечения, и к
нашему превеликому восторгу.

Что вся суть религии – в вере, надежде и милосердии; практикуя их, мы
соединяемся с волей БОГА: что все что помимо этого, безразлично, и используется
лишь как средства, чтобы нам только прибыть к нашей цели и там быть поглощенными, верой и милосердием.

Что все возможно тому, кто верит, что меньше трудностей для того, кто надеется,
что все становится легко тому кто любит; и легче легкого – тому, кто стоек
и упорен в делании всех этих трех добродетелей.

Что цель, которую мы должны предложить сами себе, такова: стать в этой жизни
самыми совершенными почитателями БОГА, какими только возможно нам стать, какими надеемся пребыть во всей вечности.

Что когда мы вступаем в духовное, нам должно рассмотреть и исследовать, вплоть до
самого дна, что такое мы есть. И затем мы обнаружим, что достойны всякого
презрения, как те кто не заслуживает называться Христианами. Мы под  властью
всякого рода невзгод, и бесчисленных случайностей, которые тревожат нас, и
причиняют постоянные злоключения нашему здоровью, в наших сменах настроения,
в наших внутренних и внешних предрасположенностях; мы – те, которых БОГ
мог бы смирять многими трудами и болезнованием, как внутри, так и вовне нас.
После чего, нам не стоит удивляться тому, что беды, искушения, противление и
возражения бывают нам от человеков. Мы же, напротив, должны покориться им и
терпеть от них столь долго, сколь угодно БОГУ, что крайне полезно для
нас.

Что чем выше то совершенство, к которму устремлена душа, тем более зависит
оно от благодати Божьей.
Когда спросил его брат из его собственной общины (коему он был обязан
открыться) – каким способом тот обрел  такое укоренившееся чувство БОГА?  То он
ответил, что с той поры как впервые пришел в обитель, он полагал БОГА – краем всех своих мыслей и желаний, тем финишем, на который они должны быть нацелены, и в котором должны иметь свой предел и завершение.

Что сперва в своем новоначалии он тратил часы, предназначенные для личной
молитвы, на размышление о БОГЕ, чтобы убедить свой ум, и запечатлеть глубоко
в своем сердце, Божье  существование, предпочитая делать это с чувством
преданности и покорности в свете веры, нежели посредством изучения логических доводов и с помощью сложных  медитаций. Что этим кратким и верным методом он навыкал в знании и любви БОГА, приняв решение – использовать свои возможности на пределе, для того чтобы жить в постоянном чувстве Его Присутствия, и если
возможно, никогда больше не забывать о Нем.

Что когда он так наполнял свой ум в молитве, мощным чувством этого
бесконечного Сущего, он шел исполнять работу, назначенную ему на кухне (а был
он поваром общины); сперва по очереди рассматривая то, чего от него требовала
его служба, и когда и как исполнить всякое дело, и так он проводил все время
дня, и до и после службы, в молитве.

Что, когда он начал делать свою работу, он сказал БОГУ, с сыновней верой в
Него: « О, мой БОГ, поскольку Ты со мною, а я должен теперь исполнить дела в
послушание Твоим заповедям, направь мой ум на эти внешние предметы, я молю
Тебя, даруй мне благодать, чтобы мне оставаться в Твоем Присутствии; а ведь Ты доселе благоприятствовал мне содействием Своим, так прими же все мои труды, и
владей всеми моими стремлениями и чувствами.»

В течение всей работы, он продолжал интимную беседу со своим Создателем,
моля Его о милости, и поднося Ему все свои деяния.

Когда он заканчивал работу, он проверял себя, насколько он исполнил свой
долг; если оказывалось, что исполнил хорошо, он воздавал хвалу БОГУ; если же
нет, то просил о прощении; и без разочарования, снова верно направлял свой
ум, и продолжал свою практику присутствия Божьего, так, словно он никогда не
отклонялся от нее. «Таким образом, – сказал он, поднимаясь после моих
падений, в постоянно возобновляемых делах веры и любви, я пришел к такому
состоянию, где для меня было бы столь трудно – не думать о БОГЕ, сколь и
поначалу было трудно – приучать себя к Нему.»

Когда брат Лаврентий обнаружил такую пользу в хождении в присутствии БОГА, для
него было естественным – искренне рекомендовать это дело другим; но его пример
был для того стимулом более сильным, чем любой аргумент, который он мог бы
привести. Само его спокойствие было весьма поучительным; такая сладостная и
спокойная набожность проявлялась в нем, что это не могло не повлиять на
очевидцев.И было отмечено, что в величайшей суете работ по кухне, он все
же сохранял присутствие духа и неотмирный склад ума. Он никогда не был
поспешен, и не лодырничал, но делал всякое дело в свое время и в свой черед, с
ровным непрерывным самообладанием и невозмуимой безмятежностью духа.
«Рабочее время, – говорил он мне, для меня не отличается от времени молитвы; а в
кухонном шуме и гаме, когда несколько человек одновременно
выкрикивают разные требования, я обладаю БОГОМ в столь великой
безмятежности, как если бы я стоял на коленях пред Святым Причастием».

Новичок

  • Сообщений: 274
    • Просмотр профиля

В своем изложении и доходчивости превосходный текст !

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

И в том, что касается действенности предложенного метода - тоже))

В изданной книге Лаврентия изложение еще доступнее, в ней текст отредактирован.
Дословное переложение  на современный язык. Коротко и четко...

С этим текстом перекликается Тагуэлл:
http://agnuz.info/app/webroot/library/272/35/

Новичок

  • Сообщений: 274
    • Просмотр профиля

Мой приятель, видя чтение мною Лаврентия Воскресения, уличил меня в прельщении католической ересью :-) .

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Новичок, думается, что этот брат – прежде всего, не кармелит, и даже не католик.
Он, прежде всего, мистик. Под "мистиками" понимаю тех, кто пребывает в соединении (в союзе) с Богом.
Соединение же отлично от союза. Соединение четко разделяет двоих: вот я и вот Он.
А союз – вне всякого разделения...

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
Некогда дух мой мучился: я считал себя обреченным на погибель, и ни один человек не смог бы убедить меня в обратном. Так продолжалось четыре года. Я страдал очень сильно.

Но потом я начал рассуждать так: «Я стал монахом из одной лишь любви к Господу и, что бы я ни делал, старался я только для Него. Погибну я или спасусь — не о том надобно помышлять. Надобно другое: всегда и во всем руководствоваться лишь любовью к Богу. И пусть единственной моей заслугой будет то, что я до самой смерти старался Его любить».

И с того времени я не размышлял более о рае и аде, а зажил свободно и радостно. Грехи свои я сложил пред Богом, словно говоря: я недостоин награды. Однако Господь по-прежнему оставался ко мне щедр. Мне порой казалось, что Он проводит меня, презренного, за руку перед воинством небесным и на глазах у ангелов осыпает милостями, являя Свое бескрайнее великодушие.

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Цитировать
Из краткого жития брата Лаврентия, изложенного по писаниям священника Жозефа де Бофора: "Брат Лаврентий Воскресения:пребывание в Боге или жизнь в простоте"

Наконец пришло ему время принести обеты, и он без колебаний всего себя посвятил Господу. Я мог бы рассказать здесь о его делах, которые, несомненно, заслуживают внимания, однако о них умолчу, а расскажу о его внутренней борьбе. Было это отчасти по воле Божьей, чтобы очистить его, а отчасти потому, что он был еще неопытен и искал свой собственный путь в духовной жизни.

Брат Лаврентий рассказывал, что первые десять лет в монастыре он сильно мучился. Причем четыре последних года из этих десяти обернулись для него поистине великим испытанием. Ему начало казаться, что душа его обречена на погибель, и никто не мог его в этом разубедить. Он припоминал прошлые свои грехи, ужасался им и ясно видел, что недостоин милостей Божьих. С другой стороны, он понимал, как милостив к нему Господь, однако смиренное осознание своей греховности мешало ему принять небесные дары. Он тогда еще не понимал глубины Божьего и не верил, что Господь пожелает говорить с таким грешником, как он.

И вот сердцем его овладел страх: он испугался, что обманывает себя. Положение свое пред Богом он счел столь сомнительным, что не знал, как быть. Он страдал безмерно и, пытаясь описать свои муки, сравнивал их с муками ада. В томительных раздумьях он уходил в укромный уголок недалеко от кухни, где к одной из колонн был прикреплен лик Спасителя. И там он простирался перед Господом и из глубин страдающего, омытого слезами сердца молил, чтобы Тот не дал ему погибнуть, ибо уповает он только на Бога и жаждет лишь одного Богу угождать.

Однако несмотря на истовые молитвы он терзался по-прежнему, его не оставляли мучительные страхи и сомнения. Даже разум его временами туманился. Монастырское уединение, в котором до сих пор он видел надежное пристанище, вдруг обернулось бурным морем. Разум его носился по воле волн без руля и ветрил, не зная, к какому берегу пристать —с одной стороны, брат Лаврентий страстно желал полностью отречься себя и всего себя сделать живой жертвой Богу, с другой - боялся привычного пути и безотчетно противился своему стремлению. Его же собственные благие намерения, столь противные греховной человеческой природе, внушали ему ужас. Душа его была исполнена горечи и погружена в беспросветный мрак, не получая помощи ни от Неба, ни от мира.

Такие испытания, какими бы суровыми они ни казались, Господь часто посылает самым верным своим служителям, чтобы, прежде чем доверить им бесчисленные сокровища Своей премудрости, взрастить их добродетели. Так было и с братом Лаврентием.

Ах, если бы Бог хоть иногда изливал на него бальзам Своей милости, как это было в начале послушания! Но нет, этого утешения брата Лаврентия не осталось. Десять лет страхов и мук, редкие передышки, безответные молитвы, нескончаемые страдания. Жизнь казалась ему невыносимой. Его терзал духовный голод. Он сделался себе в тягость, и опорой ему была лишь вера.

Мысли его пребывали в полном смятении, его тянуло из одной крайности в другую, однако мужество не покидало его. Трудно вообразить себе, как далеко простирались его терпение и кротость, как он умел довольствоваться малым, насколько был тверд и какой покой сохранял. Смиренным он был и в чувствованиях своих, и в поведении. Он не думал о себе высоко, он знал цену страданиям и смирению. Он жаждал испить ту же чашу, что и Господь, - чашу Его горестей.

В трудные годы испытаний решимость его не угасла. Он не раздумывал ни о том, что с ним будет, ни о своих близких (как мы обычно поступаем), но утешал себя словами: «Будь что будет, но всю оставшуюся жизнь я все равно стану всякое дело совершать ради любви к Богу». Он стремился позабыть о себе, он готов был отречься себя ради Бога, полагая это самым наилучшим.

И даже на вершине страданий он пребывал в непрестанной молитве, старался войти в Божье присутствие, упражнялся во всех христианских добродетелях, смирял плоть, слезно каялся, молился ночами в храме*. Он знал,что страдает из любви к Господу, боялся не угодить Ему и однажды, размышляя о муках своей души, понял, что готов переносить их стойко, причем не только до конца своих дней, но и целую вечность, если такова будет на то Божья воля.
«Что бы я ни делал, - говорил он, - как бы ни страдал, главное дня меня - всегда с любовью исполнять Его волю. В этом мой долг».

Именно такого ответа и ждал от него Господь. Он осыпал брата Лаврентия милостями. И с той поры сердце монаха окрепло. Не потребовалось ни времени, ни раздумий - когда Бог говорит, слушающий слышит. И у брата Лаврентия словно глаза открьшись. Он увидел луч Божественного Света, который осиял его разум, развеял все страхи, прекратил страдания, и великие милости, которьк он удостоился, с избытком вознаградили его за прошлые муки.

Он испытал то, о чем говорил святитель  Григорий Двоеслов: душе, созерцающей величие Божье, мир кажется маленьким**.
______________________________________________________________
* Согласно монастырскому уставу, настоятель распределял ночные часы между братьями-трудникам. Каждый из них молился перед Святыми дарами по два часа.

**«Самый свет внутреннего видения распространяет кругозор ума и так расширяет в Боге, что ум становится выше мира; душа видящего бывает выше даже самой себя. А когда во свете Божьем бывает восхищена выше себя, в то время сила ее расширяется более всего, находящегося внизу ее; и когда восхищенная созерцает все под собою, понимает, как ничтожно все, чего она не могла понять в состоянии уничижении». Григорий Двоеелов. Собеседования. Книга 2, глава 35.

Симеон

  • Сообщений: 2951
    • Просмотр профиля

спасибо, прозелит. почитаю книгу. просто не совсем понимаю, вошел в созерцание он до этого испытания или нет

прозелит

  • Сообщений: 5163
    • Просмотр профиля

Какой человеку прок от созерцания, когда он еще не предался Богу?

Симеон

  • Сообщений: 2951
    • Просмотр профиля

дак без него невозможно это

Никодим

  • Скромный
  • Сообщений: 2033
  • Слава Богу за всё!
    • Просмотр профиля

Созерцание Божьего или духовного мира напоминает состояние обычного человека когда он задумался, но видит образы не своего ума, а той реальности которая перед ним, и разум сам молчит, боясь проронить хотя бы единую мысль. Думаю это и произошло с братом Лаврентием, когда он увидел дерево с распускающимися цветами и листьями. Кстати, именно образ дерева и я Созерцал. Но видел его в другом ракурсе, где каждый лист был на своем месте, и при этом я мог сказать откуда упал тот или иной лист. Было просто видно, на какой ветке они висели. Мир был един и целостен.
Храни вас Бог!
 

Поиск