Исихазм



08 Мая 2021, 20:09:56

Автор Тема: приятные цитаты  (Прочитано 99811 раз)

прозелит

  • Сообщений: 5543
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1020 : 13 Сентября 2020, 01:56:00 »
Сергий, да, о любви говорит СНБ

"После же Он пришел, когда захотел, и спустившись в виде светлого облака на мою голову, весь, казалось, осел и заставлял меня, бывшего в исступлении, кричать. Однако, опять улетев, Он оставил меня одного; когда же я тщательно начал искать Его, то снова всего Его внезапно нашел в себе и узнал, увидев внутри своего сердца, поистине как светило или как диск солнца. Явившись таким образом и будучи ясно узнан мною, Он обратил в бегство толпу демонов, прогнал робость, внушил мне мужество и, обнажив ум мой от мирского чувства, облек меня в одежду умного чувства. Отлучив же меня от видимого и сочетав с невидимым, Он дал мне видеть Несотворенного и радоваться тому, что я отделился от вещей тварных, видимых и скорогибнущих и соединился с Несотворенным, Нетленным, Безначальным и для всех Невидимым. Ибо это есть любовь."

Любовь эту он вопринимает как нетварный Свет, а понимает как Его сущность:

"Любовь же эта есть действие Духа, или лучше существенное Его присутствие, ипостасно (ἐνυποστάτως) видимое внутри меня, (как) свет. Свет же этот несравним и весь невыразим. "

"Ибо любовь (ἀγάπη) есть не имя, но Божественная сущность, сообщимая и непостижимая и совершенно Божеская."

Skylander

  • Сообщений: 2119
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1021 : 13 Сентября 2020, 07:05:43 »
прозелит, по отношению к искажениям мира может быть 2 позиции. Одна - "я не причём" и  для неё есть разные варианты обоснования. Не думаю что Ваши доводы для меня будут новыми. Вторая - "я причастен". Из этих позиций строится видение и практика и приобретается соответствующее ведение. На вопросы же в #1018 можно ответить и долго их обсуждать, и если не кружить умственными кружевами, то в итоге всё сведётся к этим двум позициям и выбору между ними.

Сергий

  • "Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует".(с)
  • Сообщений: 6084
  • Верую, Господи! Помоги моему неверию.
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1022 : 13 Сентября 2020, 12:19:29 »
прозелит, вот я теперь и понял вслед за Александром, что главное в Умном Делании это не нахождения места для сосредоточения внимания при молитве, а возжигание в себе любви в различных ситуациях в мире, от телесного проявления любви к жене, до подкармливания бездомной собаки или заботливого полива забытого цветка.
Оказывается это совсем не просто, хотя и легко, если ослабить путы рацио в себе и выпустить на свободу иррациональное.
На деле же это то и самое трудное и есть: действовать в синергии иррационального с рациональным, неосознанного с осознаваемым.
Где всё рационально, там нет любви.
Где всё иррационально, там хаос движений и нет возможности творить дела любви должным образом.
И настоящая мудрость это именно навык должной меры рационального и иррационального в человеке.
И вот это самая сложная задача, по сравнению с которой найти сердечное место в молитве есть сущий пустяк.
Не нам, Господи, не нам, но имени твоему даждь славу о милости твоей и истине твоей:
Ей гряди Господи Иисусе!  Егоже Царствию не будет конца!  Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!

прозелит

  • Сообщений: 5543
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1023 : 14 Сентября 2020, 00:40:40 »
Сергий, "Бог Есть Любовь"  по-разному является нам и проявляется через нас, на разных этапах делания. Постепенно меняется как восприятие, так и понимание, и Любви, и синергии.

Хочу показать тебе слово о любви Егора Летова (ГрОб). Наверное, понимаю, отчего ему пришлось "очень дорого платить депрессиями", но не на то хотел обратить твое внимание.

«У меня такое чувство, что любить кого-то невозможно. Любить - это, как дышать. Это такой процесс, который направлен в никуда. Просто идет через тебя такой поток. Такое озарение я испытывал несколько раз в жизни. За это потом приходится очень дорого платить. Разные там депрессии. Очень тяжело. По настоящему, любовь - это когда тебя вообще нет. Я это Богом и называю. Я просто могу объяснить то, что я испытывал. Меня как бы вообще не было. Я был всем и через меня хлестал какой-то поток. Это была любовь. Я не могу сказать, что я любил кого-то или что-то. Это была просто любовь. Как весь мир. Я и был всем миром.»

 "Поток" необусловлен и безобъектен, Любовь любит во всем явленном самое себя, и "просто идет через тебя". Славно, когда челоек становится чистейшим окном, через которое и из которого во все явленное хлещет этот поток.

Alexander

  • Administrator
  • Сообщений: 11512
    • Просмотр профиля
    • http://www.hesychasm.ru

Re: приятные цитаты
« Ответ #1024 : 14 Сентября 2020, 07:28:43 »
прозелит, ***Ведь Жизнь СНБ внутри Солнца Правды - не однократное переживание, но опыт проживания и пребывания в Боге. ***

Жизнь внутри  Солнца - красивый творческий образ. Свернутая притча. Попытка рац. осмысления - натягивание этого образа на реальную жизнь. И "проживание и пребывание в Боге" - притчевый язык и творческий образ.

Реальное наполнение жизни святых находим из их жизнеописаний. Это и есть жизнь "внутри Солнца" на грешной земле.

Oxygen

  • Сообщений: 1592
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1025 : 06 Октября 2020, 11:09:20 »
  "Вот видишь, ты явилась из Томления. Очень многие возникают из Томления и в Нём часто погибают".
    - "Я не понимаю", - искренне сказала я.
    "А чего же тут не понимать", - засмеялась бабуля удивительным волнисто-спиральным смехом. - Сложного тут ничего нет. Томление - это неоформленное желание. Или желание, по тем или иным причинам непонятое..."
    - Как, как ты сказала? - прервала курочка мышку, очень чувствуя, о чём речь, но ей очень хотелось ещё раз услышать точное и верное определение.
    - Томление - это состояние, когда желание ещё не оформилось или не осозналось, - повторила сказанное мышка.
    - Это так, - прошептала курочка.
    - Так вот, бабуля всё время настаивала на том, что это просто, а "не просто" - совсем другое. Она объяснила это так: "В детстве в ребёнке нет страха. Ни страха, ни Томления. И потому он практически всемогущ, но уже в подростковом возрасте начинает нарастать Неведомое, Небывалое, что делает человека неполноценным - приходит Томление. Это уже не детский каприз. И Томление забирает себе судьбу человека - это чудовищный процесс, превращающий человека в Раба. С того момента восстают все неоткупные муки. И простой человек уже не способен одолеть тяготы смутного чувства. Он гоним, терзаем и давим. И чем дальше, тем жёстче. Потом он узнает, ЧТО его томит, - но Томление уже не оставит его. И в юности, и в зрелости, и в старости. И смерть: то со смехом, то с удивлением посматривает, как Томление готовит человечишку, как готовит..." - вдруг она прервала себя и спросила. - "А ты не убежишь от меня?"
    Бабуля так резко переменила тему, что я опешила и ответила прямо, прямо из сердца:
    - "Нет, не сбегу. Но по временам мне бывает очень страшно. Мне кажется, что я попала в какой-то особенный, жутковатый мир. Здесь всё очень странно. Здесь жёстко и сильно обходятся со всем..."
    Я говорила сбивчиво, мне было трудно выразить свои ощущения, но бабуля поняла меня и тихо смеялась своим волнисто-спиральным смехом.
    "Это тебе только кажется. С непривычки. Мой мир прекрасен, добр, но он требует Силы. Тут ты права. Сила нужна везде, где живут правильно. А почему бы тебе всё-таки не сбежать? Тебе ведь временами очень страшно?" - передразнила она меня.
    Я не могла ответить определённо, но я чувствовала, что бежать мне некуда. Куда бы я побежала? А бабуля всё смеялась надо мной. Она говорила, что во мне борются два страха, которые рано или поздно парализуют меня, что я полысею между двух страхов и стану уникальным мышиным существом - буду лыса, как лягушка. Мышиный мир отвергнет меня навсегда. Я останусь лысой одинокой мышью без рода и племени. Для меня закроется путь в любую мышиную нору, что я стану мышью-изгоем, старой мышиной девой. А для всех маленьких мышат, которые будут непослушными - которые не будут ложиться вовремя и быстро спать, чтобы не мешать родителям воспроизводить других таких же непослушных маленьких мышат - для их устрашения придумают лысой одинокой мыши костяную ногу. И один-единственный передний злобный зуб, который плотоядно будет торчать в детством сознании из жуткого рта чудовища. Это будет твоя судьба..."
    - Слушай, а не была ли это сама Баба-Яга? - вдруг озарённо спросила курочка.
    - Да. Так зовут её среди Обывателей. Её, и таких как она, - мышь почему-то с уважением посмотрела на Рябу.
    Ряба использовала момент и спросила:
    - Чему же она тебя всё-таки научила? Или это тайна?
    - Нет. Это не тайна, - мышка задумалась. - Просто всему, чему она научила... Многое я ещё сама не поняла.
    - А что она умела?
    - Да кто же это знает?! - отшатнулась мышка. - Она сама едва ли.
    - Ну, что-то она тебе показывала, рассказывала?
    - Да, мышка заметно задрожала. - Да.
    - Расскажи, если можно, - взмолилась курочка.
    Мышка огляделась. Курочка тоже. Они оказались в густой сумрачной чаще. Насупленные ели тесно жались друг к другу, опираясь на широкие игольчатые лапы. Под ними ничего не росло из-за отсутствия света. Под ними никто не прятался - там было темно, сыро, жутко. Даже под юными ёлками ничего не росло, а под старыми и подавно. Одна только густая, как плесень, паутина кое-где украшала тёмно-зелёные колючие лапы.
    - Ты не боишься? - спросила курочка тревожно.
    - Чего? - в вопросе мышки было столько недоумения, что тревога курочки сразу конкретизировалась: теперь она боялась своей спутницы и жалела, что так неосмотрительно отправилась на прогулку. Однако любопытство победило: оно смешалось с тревогой и взорвалось, как пересохший стручок гороха:
    - Ну, расскажи, расскажи же. Ты так вовлекла меня, мне теперь покоя не будет. Я вся изведусь. Расскажи хоть что-нибудь, что можно. Что не тайна.
    - Я могла бы рассказывать тебе о бабуле бесконечно, но у меня в памяти всегда один случай, - согласилась мышка. - Как-то взяла меня бабуля в ночь. Серебристая неопределённость луны наводила свои чары. Великолепие поигрывало неуловимой узорчатостью... Кстати, помнишь, ты дивилась редкой окраске моей шерсти - это от таких лунных ночей; бабуля научила меня загорать под луной и впитывать её холодную мудрость.
    - Как это? - спросила курочка.
    - Об этом потом. Присмотрись к лунным ночам, иначе тебе будет трудно понять услышанное. Теперь просто запоминай, а потом когда-нибудь, в лунные прозрачные ночи, вглядись в окружающее. Я тоже тогда мало понимала всё это и почти не обращала ни на что внимания. Во мне были тогда, как в тебе теперь, тревога и надежда. Я сидела у неё на плече и дивилась её легкости. Мы шли к поляне. Там в ночи, среди серебристых теней, бабуля оставила меня на краю поляны, а сама пошла и стала в центре её. Затем с грациозными поклонами она принялась кружиться. В её кружении мне слышался какой-то припев, он постепенно переходил в охание, а затем в странное кудахтанье, отдалённо напоминающее твое. Она кружилась всё быстрее и быстрее. Уже нельзя было различить ничего, кроме смутного силуэта. И вдруг я увидела, или даже почувствовала, что её кружение не связано с землёй, она ввинчивалась вверх. Сначала её руки свисали вдоль тела, но я не заметила, когда именно она их подняла. Она ввинчивалась в подёрнутую серебром тьму. И мне уже трудно было различить небольшое веретено где-то у вершин деревьев. И вдруг, словно взрывом, веретено расплеснулось, и нечто уже совершенно нечеловеческое, словно колеблемый ветром кусок ткани, качаясь и раскачиваясь, стал опускаться на землю. Ничего толком не было видно. Лишь контур бутона незнакомого, невиданного мною цветка, подсвечиваемый лунными бликами, повис на мгновение над поляной.
    Потом "бутон" двигался над поляной, словно вычерчивая знаки, но мне они были непонятны и плохо видны. Я почти не соображала, я плохо себя чувствовала. Всё это делалось как бы и для меня тоже, но я уже не верила, что там моя бабуля. Я чувствовала только одно: что с этой ночи во мне жизнь изменилась, что со мной теперь ничего не будет случаться, но только происходить. Это чувство было очень настойчивым. С этим же чувством я проснулась на печи в избе. Бабуля была рядом. Она положила меня в платок, свернув его наподобие гнезда.
    - "Ты не спишь?" - спросила я.
    - "Что?" - бабуля отозвалась странно, словно воротившись откуда-то.
    - "Что вчера было?"
    - "Вчера - вчера было", - бабуля открыла глаза, они смеялись.
    - "Мы были вместе в лесу или мне приснилось?" - допытывалась я.
    - "Ох-ох-ох-ох..." - бабуля вся съёжилась и стонала, стонала. Я видела, как с каждым стоном она стареет и вянет. Уже через несколько минут у меня перед глазами, скрючившись, лежала ветхая старуха, покрытая восковой, изрезанной глубокими морщинами кожей, охающая и глядящая на меня мутными глазами, под которыми свисали чёрные мешки. В один момент мне показалось, что если она ещё раз охнет, то похолодеет и окоченеет навсегда.
    - "Не надо!" - вскрикнула я. - "Не надо, бабуля!"
    Я её так любила в этот момент, и мне было так страшно! И тут же с невероятным проворством бабуля взметнулась на печи, и оказалась уже на полу. Она крутнулась, как вчера в лесу, в самом центре солнечного пятна, падавшего от маленького оконца. Она вновь была сама собой. И ещё моложе, и ещё привлекательнее... Зачем-то она выскользнула во двор. Потом вернулась, устроилась рядом со мной на печи и принялась гладить меня. От её руки я чувствовала прилив покоя и силы. Они вливались в меня от каждого её прикосновения.
    - "Как ты летаешь?" - шёпотом спросила я её.
    - "Весело", - ответила она и засмеялась.
    - "Ну, как тебе это удается?"
    - "Томление, миленькая, Томление..."
    - "Ты летаешь на Томлении?"
    - "Да, глупенькая".
    - "Но ведь я тоже томилась, но я не летала. А говорят, Баба-Яга летает в ступе, это правда?"
    - "Правда", - бабуля наслаждалась и жеманничала. Она вытягивала губы и произносила слово "правда" с раскатистым "р-р-р", с протяжным "а-а-а". Получалось очень забавно.
    - "Ну, объясни мне", - я тоже впала в капризность. - "Объясни мне. Ну, объясни".
    А она повторяла и повторяла на все лады одно и то же слово "правда". И оно уже стало терять смысл. Она повторила его уже может быть больше тысячи раз, а я всё капризничала, зараженная её настроением, и повторяла свое "объясни мне".
    Вдруг во мне всё замолчало. Я почувствовала невероятно остро, ЧТО бабуля своим "дурашливым" поведением мне объясняет. Что это - и есть объяснение, но не прямое, а практическое. Её многократное повторение вконец обессмыслило слово, но оно не исчезло, а вместо привычного смысла проступило нечто совсем иное. Игра была ритмизированна, звуки, составляющие слово, распались. И в результате распада привычности во мне стали происходить изменения. Они казались неуловимыми, но они происходили. И бабуля добивалась, вероятно, этого.
    - "Ещё, ещё!" - просила я, чтобы уловить качество изменения. Тогда бабуля изменила свой стиль: она протянула ко мне свою руку и, разбивая слово на два слога, синхронно меняла интонации и положение руки: "прав-да, прав-да..." Я уже не помню всей её игры, но под конец я потеряла чувство однозначности и чувство монолитности реального мира. И на мгновение во мне воскресло то ночное ощущение, что со мной теперь никогда ничего не будет случаться, но что теперь со мной будет нечто происходить.
    - "Бабуля". - сама не своя, словно в грёзе, проговорила я. - "Бабуля, почему ты живешь одна? Почему вокруг тебя никого нет? Ты же столько знаешь и столько умеешь! Почему вокруг тебя никого нет? Ты смогла бы столькому научить! Почему ты ушла ото всех? Тебе ведь плохо одной?"
    - "Свихнулась, крошечка?" - жалобно улыбнулась бабуля. Она провела ладонью по моей сине - не то погладила, не то проверила: нараставшая было слезливость из меня улетучилась от её прикосновения. - "Для Обывателя нет ничего страшнее двух вещей", - очень серьёзно сказала бабуля. - "Самый жуткий плен - плен голода. Он не отпускает и мучает Обывателя, пока не уничтожит. Но этот плен не так страшен, как плен другой, который удовлетворить нельзя - это плен Томления. Нет ничего суровее. Плен Томления - это безумие. Оно может изуродовать всю жизнь ни за что, ни про что. Сначала Томление пугает, но очень скоро становится сладостным. Эта сладость - порог. И переступивший его - уже погиб. Обыватель будет наслаждаться медовой болью Томления, и никто не сумеет прервать это смертельное блаженство. Томление забирает всего человека, вместе с человеческими целями. Томление - это стремление тела к самоликвидации. НИЧТО - вот радость Его.
    Всё это не новость. Это знают всё, но умение пройти сквозь Томление, умение ковать победу, растить удачливость на этом рубеже - вот это должно быть для тебя новым, это полезно и дает силу. Томление жаждет удовлетворения, но неудовлетворенное Томление рождает победу. Томление должно быть, но ТЫ должна быть очень сильной и не поддаваться ему - вот в чём дело. Я умею выращивать Томление и пользоваться им. Поняла, глупенькая?
 А теперь побежали умываться".
    Рассказывая, мышка так вошла в образ бабули, что последние слова курочка отнесла к себе и невольно поддалась словам:
    - Побежали.
    - Какая ты смешная, Ряба.
    - Нам, наверное, лучше возвращаться к дому, - опомнилась курочка.
    - Ты утомилась? - спросила мышка.
    - Немного.
    - Тогда пошли.
    Они прошли часть пути в молчании. Курочка была под сильным впечатлением от рассказанного. Мышка чуть-чуть капризничала внутри себя от недосказанности. И курочка это через некоторое время почувствовала. Ей стало неудобно перед мышкой. Она раздваивалась. С одной стороны - ей хотелось глубже и сильнее, может быть наедине с собой, освоиться с рассказанным; с другой стороны - она чувствовала, что не вовремя прервался рассказ и мышка может надолго обидеться, а этого ей никак не хотелось.
    - Она учила тебя летать, - задумчиво проговорила курочка, не обращаясь к мышке.
    - Она учила меня новым соотношениям, - спокойно, но быстро ответила мышка.
    - Получается, что звук и Томление могут изменить живое существо.
    - Никто не знает, кто есть кто... Так выходит... - помогла курочке мышка.
    - Мне кажется, что-то важное было потом, когда кончилось умывание, - деликатно сказала курочка.
    - Потом было много всего. Мне хотелось рассказать, как бабуля плескалась у колодца, после всего с нами бывшего ночью.
    - Рассказывай.
    - Но теперь что-то изменилось вокруг. Я не смогу рассказать так, как нужно. Теперь мне вспомнился совсем, совсем другой случай. Однажды, после какого-то моего одного вопроса бабуля приволокла на середину избы гору ткани и разложила перед собой. По правую руку, усевшись прямо на пол, она положила полотно очень красивой вышивки, по левую руку - мятую грязную тряпку, а к себе на подол - простую, даже ещё не белёную ткань, и сказала:
    - "А теперь слушай меня не как мышь, но как дева", - сама она успела переодеться и преобразиться, теперь ей было на вид не больше тридцати лет. Она заговорила медленными сильными словами, которые отпечатывались навеки:
    - "Жизнь длится дольше, чем мы можем себе представить. Опыт можно рассматривать, как кольцо: у одних скромнее, у других богаче, но он всегда замкнут и ограничен. Можно знать многое, а можно знать ВСЁ. Многое знание уважаемо, Всезнание испытуемо. Если кто говорит, что знает многое, в большинстве случаев так оно и есть, ибо можно знать бесполезное - и бесполезное будет множеством. Многим - множество. Однако можно встретить тех, кто говорит, что знает всё - это или безумец, или мудрец. Если он знает всё и несчастен, если жалуется и сетует - он лжец, он не знает ничего. Но тот, кто говорит: я знаю всё, и улыбается, он мудрец, он действительно знает всё; улыбка его означает, что знать всё - это значит: знать всё, что нужно в непритязательности. Он знает, что всей мудрости должно хватить лишь на одно: чтобы пасти улыбку своих уст.
    Этого ни понять, ни запомнить нельзя. Поэтому можно со спокойной душой предоставить всё это чувствам, и они не подведут.
    А теперь смотри. Вот слева от меня лежит замызганная хозяйственная тряпка, а справа красиво расшитое полотно. И то, и другое сделано моими руками. И то, и другое есть в каждом доме. И то, и другое можно видеть в каждом действии, везде и вокруг. Весь мир - это изделие. Или дряно, или украшение. Обыватель старается жить правильно и делает ошибку за ошибкой. Из его ошибок вьются рисунки судьбы.
    Вот прямо передо мной лежит чистая неотделанная ткань", - бабуля взяла её в руки и позволила ей развернуться. - "Это мир первозданный, данный нам при рождении. Это чистая жизнь", - с этими словами она положила передо мной кусок ткани. А я ничего не понимала, но честно смотрела минуту-другую, затем подняла глаза на бабулю. В её руках уже была грязная тряпка, и она сказала: "Это тоже мир, но мир, который делают обыватели. Они превращают жизнь в обиход, в пыль, в мятость. Что бы ни было у него в душе, он творит из всего вот такую тряпку. Все свои сомнения, мучения он приписывает миру, и мир превращается в грязную тряпку. Обыватель не знает, что мир и жизнь без него - как то полотно, что было перед тобой. Свою жизнь можно скомкать и превратить в мусор, но нельзя забывать, что чистота - основа жизни.
    Мир и жизнь не ограничены нами, они пребывают сами по себе. Мир - это нескончаемая лента ткани. А моя - именно моя жизнь - суть лишь островок, лоскут, с которым я должна знать, как обращаться. Его можно расшить орнаментами, которые всегда будут чаровать, радовать, учить. Мир можно и должно превратить в радость".
    Бабуля взяла третий кусок и пододвинула его ко мне. Это была расшитая скатерть. Весь кусок был орнаментирован. Узоры не мешали друг другу, они дополняли один другого; они взаимно расшифровывались и предлагали в ненавязчивой форме присмотреться к ним внимательно: потому что даже при первом взгляде они тихо нашёптывали о чём-то важном. Приглушённая, чуть сокрытая повесть привлекала чёткостью сцеплений в орнаментировке, составленной из доброжелательного смешка фигур. Ровность стёжек сообщала не только о навыке Мастера, но и о его безоговорочной безмятежности.

ВИТАЛИЙ АХРАМОВИЧ
Курочка Ряба

http://eurasia.com.ru/mystery/ahromovich/ryaba.htm
"Спиши то оттуда на себя самого не буквами, а действиями своими"

Vacheslav

  • Сообщений: 663
  • Вячеслав
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1026 : 20 Октября 2020, 17:23:41 »
«Полное неведение и есть познание Того, Кто превосходит всё познаваемое». псевдо-Дионисий Ареопагит
Горé имеем сердца !

akellah

  • Сообщений: 761
  • Олег
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1027 : 27 Октября 2020, 20:41:00 »
Рекомендую (особенно тем, кто увлекается сегодняшними и вчерашними популярными учителями просвещения). Джордан Питтерсон один из немногих кто предлагает, чуть менее попсовую и, тем не менее, более современную попытку осмысления
https://www.youtube.com/watch?v=3TKknxJwyL4&list=PLrxW3C680Eodn0a7w8UuHs889qOvRuajw
« Последнее редактирование: 27 Октября 2020, 20:54:17 от akellah »
Разве нет бальзама в Галааде? разве нет там врача? Отчего же нет исцеления дщери народа моего? (Иеремия 8: 22)

Vacheslav

  • Сообщений: 663
  • Вячеслав
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1028 : 29 Октября 2020, 17:09:15 »
МОЛИТВЫ НА ОЗЕРЕ
=========================

Господи всемудрый, управь очи мои в тайны книги Твоей
Я – книга, изнутри и снаружи исписанная, запечатанная семью печатями. Пытаются соседи мои читать ее, а прочесть не могут и названия.
 
Соседи мои, как же прочесть вам имя Господа, от пыли меня очистившего, если имени моего прочесть не можете!
 
Я – Твоя книга, Господи, Царю мой. Я – письмо Твое изнутри и извне. Но замарал меня мир неграмотными письменами своими, и стал я неясным и нечитаемым.
 
Я – Твоя книга, Господи, Царю мой, с печатями Твоими, запечатал Ты меня, словно святыню Свою.
 
Под каждой печатью сокрыт Дар Духа Святаго, дар бессмертной жизни Небесной Троицы. Кто распечатает то, что Бог запечатал? Кто другой сможет, кроме Бога единого?
 
Говорят соседи мои: ты – книга мира, исписан ты его рукою, и дары твои – дары мира.
 
Так неграмотные прочитывают меня, и вижу, что не знают даже моего имени.
 
Воистину, многое нацарапал мир корявой рукою на сердце моем. Много даров непрошеных натолкал в сердце мое.
 
Но, когда сотру все его каракули в сердце своем, не исторгну с ними сердца моего из себя и пустым оно не останется.
 
И когда сотру все каракули мира из ума моего и все дары мирские истреблю из него, не отделю ум свой от себя и пустым он не останется.
 
Знаю, что по плоти моей писал дух мой и по духу моему – плоть моя. И когда изгладишь Ты писание духа моего по плоти и плоти по духу, не останется книга неисписанной.
 
Когда весь мир исторгну из себя, снова увижу в себе книгу на семь печатей запечатанную. Се, Твоя книга, Господи. То писание Господа моего. Кто может распечатать книгу Божию, кроме Бога единого?
 
Кто признаёт Тебя Отцом, того и Ты сыном признаёшь, и открываешь сыну книгу, и тайны читаешь ему. Вскрываешь печать за печатью и открываешь ему тайны.
 
Тщетно люди читают меня: не прочесть им. То лишь прочтут, что мир писал во мне. Но плотским глазам не прочесть того, что за печатями.
 
Немного слов в книге той, но каждое словно пламя обжигающее, бесконечное, как вечность, и всех наслаждений земных сладостнее.
 
Семь слов – семь духов и семь жизней, три горних и три дольних, нерасторжимо в единое пламя неумирающее связанные.
 
Святое мужество неба и девственная женственность земли, непорочным поясом опоясанные, украшенным семью звездами.
 
Но кто посмеет сыпать бисер перед теми, кто питается гнилыми яблоками? Кто посмеет читать тайны Твои тем, кто знает лишь грубую мирскую грамоту?
 
Повсюду старается писать рука невидимая, но мир отворачивается от письма небесного и силится мертвою рукой своею писать слова мертвящие.
 
Всемилостивый Господи, призри на тех, кто взирает на Тебя, и управь руку их, чтобы, когда на себе пишут, писали бы имя Твое в сердце и на челе.
 
Всемудрый Господи, обрати очи избранных Твоих на печати книги Твоей, да с молитвой ожидают и читают с разумением, когда тихо и не спеша будешь Ты вскрывать печати тайн Твоих.
 

✒святитель Николай Сербский
Горé имеем сердца !

прозелит

  • Сообщений: 5543
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1029 : 10 Ноября 2020, 21:04:32 »

«Можно ли, видя солнце чувственными очами, не радоваться? Но сколько радостнее бывает,
когда ум видит внутренним оком Солнце правды Христа. Тогда воистину радуется радостью ангельскою;
о сем и апостол сказал: наше житие - на небесах есть» (Флп, 3:20)


Серафим Саровский "Духовные Наставления преп.Серафима Мирянам и Инокам", из книги "Преподобный Серафим Саровский"  Мюнхен-М.1993

Natalia

  • Сообщений: 244
    • Просмотр профиля

Re: приятные цитаты
« Ответ #1030 : 30 Ноября 2020, 12:48:47 »
Natalia, думается, здесь сказано о том «исследователе», который чего-то сам добивается, чего-то достигает, с Божьей помощью. Это этап ищущего, этап деятеля. Такой деятель имеет направление, верх и низ, цель и путь, он устремлен войти и достигнуть. В моем понимании, он (по разным причинам) не принял всей крепостью:
- что вся основа пути, весь путь и и весь плод, и весь «верх и низ» - Сам Христос
- что вся синергия деятеля - в предании самого себя Христу, и чем полнее, тем полнее  Жизнь во Христе.
- что деятель не войдет, а если даже и войдет, пребывать не будет, ведь «никто еще не восходил на небо, только с неба Сошедший, Сын Человеческий, сущий на небе». Деятель к восходящему на небо никак не относится - он не есть с неба сшедший. Пусть деятель ищет внутрь человека «с неба Сошедшего».
Цитировать
и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если он потрясен, он будет изумлен, и он будет
царствовать над всем. (ев.Фомы)
Что важно, не нашедший будет царствовать, нет. Найденный обретенный новый человек во Христе будет царствовать над всем, во Христе.

А Вы как думаете, кто этот исследователь?

Думаю, что в самом исследователе есть некая пока еще смутно осознаваемая им частичка того, что он ищет. И когда он находит, то соединяется с тем, что или кого он ищет. Исследователь не пропадает никуда, он продолжает жить и продолжает поиск, только этот поиск уже осознанный. Исследователь – это целостный человек,  в котором все части сохраняются.  И те, с которыми он раньше себя отождествлял и вновь обретенные, с которыми он сейчас себя отождествляет. Но его движение остается неизменным. В этой жизни – он исследователь.

Очень понравилось как Вы с Александром дали определение этому действию – исследованию, как сущностному раскрытию человека. Как глубинному движению. Ведь мы можем сказать, что исследовать свои глубины – это и есть движение вниз. Разве не так?
 

Поиск